23:54 

Не просто работа, часть вторая

Мильтроэн
ЧАСТЬ ВТОРАЯ


Над Гираном стоял густой туман. Он окутывал Вечный Город, превращая знакомые дома в призрачные корабли, плывущие по бескрайней серой простыне. Прохожие казались причудливыми существами, порожденными чьей-то больной фантазией.
По широкой, мощеной улице, пробирались две фигуры. Одна, высокая и худая, принадлежала эльфу. Вторая, судя по крылу, явно являлась камаэлем.
- Ну так что, - неторопливо говорил Stef1k. Туман эхом разносил его слова. - В которую таверну зайдем? Толстяк, конечно, жмот, но на выпивку нам хватит. Верно я говорю?
Эльф саркастически хмыкнул, но промолчал. Впереди из тумана вынырнула слегка поскрипывающая рассыревшим деревом вывеска «Трактир «У Бородача»». Изнутри доносился монотонный гул, словно там, за дверью, собрался пчелиный улей.
- Гномы! - констатировал камаэль. - Гномов я люблю! Какое пиво варят, поганцы, э-эх! А в кости-то, в кости как играют! Ни разу еще не выиграл у гнома.
- Зачем тогда деньги на ветер пускаешь?
- Не понимаешь ты, Миль, всю прелесть проигрыша в кости, когда с криком «ты жульничал!» устраиваешь такой кавардак, что мама не горюй!
Эльф с сомнением покачал головой, но смолчал. Камаэль распахнул тяжелую дубовую дверь и шагнул внутрь. Его тут же оглушили крики, песни и звон стаканов с пивом, а от смешавшихся запахов браги, жареного мяса и пота закружилась голова. За низкими, длинными столами сидели в основном бородатые гномы. На скрип двери все дружно повернули головы и подозрительно уставились на гостей. Stef1k широко улыбнулся и провозгласил:
- Умный тот, кто золото пропьет! Верно я говорю? Всем выпивки за мой счет!
Помещение взорвалось приветственными криками и здравицами в честь дорогого гостя. Камаэль, явно почувствовавший себя в своей тарелке, небрежно швырнул на стойку перед приземистым хозяином пару золотых монет и, довольно потирая ладони, шагнул к столу, за которым собрались игроки в кости. Stef1kа тут же любезно усадили на почетное место и протянули мешочек с игральными костями.
- Опять вы? - полуутвердительно вздохнул из-за стойки хозяин трактира, знаменитый Бородач. - В прошлый раз мне чуть нос в драке не сломали, - уныло добавил он.
Миль облокотился на стойку и с интересом рассматривал гнома. Имя Бородач хозяину трактира прицепил явно подвыпивший гость, ибо после несчастного случая в шахте единственной растительностью на его лице являлись волоски, нагло торчащие из носа. Сам Бородач не слишком любил распространяться на эту тему, но поговаривали, что до вмешательства магов его лицо представляло из себя сплошное спекшееся месиво из обломков костей и шматьев кожи. Сейчас на эльфа глядела чистенькая, круглая, как блин, и такое же маслянистая физиономия.
- Может, пива пока? - предложил хозяин, поглядывая на стол с игроками. Оттуда доносились сухой перестук костяшек и подбадривающие крики.
- Давай, - согласился эльф, пожав плечами. - Как считаешь, сколько на этот раз столов разнесут?
Хозяин неопределенно причмокнул, прикидывая в голове так и этак.
- Никак не меньше полудюжины, - скорбно вздохнул он.
- Вот тебе сразу за ущерб, - заговорщицки прошептал Мильтроэн, украдкой протягивая Бородачу золотые монеты. - И ты того… Зла не держи только.
Хозяин торопливо сгреб монеты в ладонь, пересчитал. Печально улыбнулся, засовывая деньги во внутренний карман.
- Да брось, Миль, какое зло? Мне только одно неясно - как ты его еще не прибил за все это время?
- Сам удивляюсь, - хмыкнул эльф. - Может я такой добрый. А может и он везучий…
Время шло. Бородач протирал тряпкой глубокие кружки, эльф терпеливо потягивал пиво, следя за камаэлем. Тот увлеченно гонял кости по столу, отчаянно спорил с игроками, кричал, размахивал руками и топорщил крыло. Время шло…
- Вот и туман ушел, - сообщил хозяин, отлучавшийся в подсобку за посудой.
Миль рассеянно кивнул, слушая Бородача вполуха. Игра камаэля приближалась к кульминации, из-за которой, нагло ухмыляясь, выглядывала Большая Трактирная Потасовка.
- Может, тебе лучше спрятаться? - предложил эльф Бородачу.
Гном без лишних слов продемонстрировал гостю крепкую, короткую дубинку.
- Вот. Вчера купил. Как услыхал, что Stef1k в городе, так сразу и приобрел. Я эту штуку назвал Зубосшибателем. Как по-твоему, грозное название?
- В самый раз, - одобрил эльф. - Только смотри, как бы в драке тебе твоим же Зубосшибателем зубы не посшибали.
- Обижаешь! - нахохлился гном. - Я дубиной вертеть умею, уж будь спокоен.
Эльф нахмурился. В привычный трактирный гомон уверенно вплелся новый, странно знакомый звук. Словно где-то далеко-далеко извергал свою ярость древний вулкан. Пол мелко затрясся, почти незаметно. Эльф осторожно поставил пустую кружку на стойку. Та помедлила чуток, а затем робко принялась сдвигаться к краю. Миллиметр за миллиметром.
- Во грохочут, - заметил Бородач. Он тоже обратил внимание на кружку, но списал ее передвижения на игроков в кости.
Эльф с сомнением покачал головой.
- По-моему, это идет не изнутри, а снаружи.
- Может, маги шалят? - неуверенно предположил Бородач.
А затем застоявшийся воздух взрезал яростный рев, словно взвыли разом тысячи боевых труб. Что-то тяжелое мощно врезалось в стену снаружи, тряхнув до основания все здание. Пивная кружка, подгадав момент, перевалила через край стойки и разлетелась вдребезги, усеяв пол под ногами эльфа острыми осколками.
- Что за хрень?! - возопил хозяин, кидаясь в подсобку.
Пахнуло дымом, затем помещение стала заволакивать чадящая гарь. Посетители с гневными криками повалили к выходу. Кто-то схватился за медную ручку на двери и с яростным воплем отдернул руку, махая ею в воздухе.
В заполонивших пространство клубах дыма стало трудно ориентироваться. Эльф по памяти пробрался между столов до друга, ухватил за крыло и молча потащил к стойке.
- Эй-эй-эй, кто это там такой невежливый? Ты что ли, Миль? Пусти, я же не доиграл! - возмущенно завопил камаэль.
- Какая игра? Ты что, ослеп совсем? Не видишь - трактир горит! - раздосадовано ответил эльф, таща за собой упирающегося друга.
- Подумаешь, пожар! - пренебрежительно отмахнулся Stef1k. - Я, помню, с одним играл во время шторма на палубе корабля, и ничего… Даже весело было!
- И кто выиграл? - полюбопытствовал Миль.
- Я! - самодовольно ответил камаэль. А потом добавил - Просто, моего противника за борт смыло…
Задыхаясь и кашляя, эльф чуть было не пропустил неприметную дверь в подсобку. Оттуда вовремя высунулась волосатая рука Бородача и ухватила камаэля за ногу.
- А вот это уже вообще грубость! - взвыл Stef1k. - Надымили тут, поиграть не дали, а теперь еще и за ноги хватают! Бородач, ты ведь дождешься, что я больше не приду в твой трактир!
- Да я на радостях джигу на столе станцую! - откликнулся гном.
Совместными усилиями Миль и Бородач впихнули рассерженного камаэля в относительно незадымленную подсобку. Тот громко ругался и грозился перебить всю посуду в трактире за такое неуважение. Эльф с гномом ринулись к единственному широкому окну.
- Э-эх, прощай, стекло за пять тысяч аден! - мрачно вымолвил Бородач, вытаскивая из-за пояса Зубосшибатель.
Оглушительно дзенькнуло, и в подсобку хлынул горячий сухой воздух. На мостовую с хрустом посыпались сверкающие осколки. Бородач, причитая что-то про «незастрахованное здание», вышиб ощерившиеся острыми стекольными гранями ставни и первый полез наружу. За ним сиганули и эльф с камаэлем.
- Что, Бородач, конкуренты лютуют? - насмешливо спросил камаэль, яростно шоркая вымазанную в саже рубаху.
Длинные языки пламени с радостным гулом устремлялись в окаймленное пузырями облаков небо. Выбравшиеся наружу гуляки сбились в кучу, восторженно глазея на то, как с треском просела деревянная крыша. Из двери выметнулся сноп искр.
- Ты смотри, дорогой мой хозяюшко, - втолковывал гному камаэль. Бородач с отрешенным видом гнома, у которого на глазах золото вдруг превратилось в свинец, наблюдал за крушением своего трактира. - Ежели отомстить захочешь, так ты только свистни! За умеренную плату мы с Милем хоть полгорода подожжем, верно, Миль?
- Да заткнись ты! - беззлобно рявкнул эльф. - Без тебя уже полгорода подожгли!
Город снова накрыла мощная волна злобного рычания. Высоко в небе над городом, застилая широкими крыльями солнце, парил дракон…
- Мать моя камаэлиха! - восхищенно выдохнул Stef1k. - Это не его я мочил на днях?
- Его, родимого, его… - откликнулся эльф.
- А я всегда говорил, что мясо орков жесткое и невкусное. Вот видишь, даже драконы это понимают! - заметил камаэль.
- Какое мясо, какие орки?! - закричал Миль, хватая друга за плечо. - Быстро, ноги в руки и бегом к Лерою за вещами! Валить надо из Гирана, и чем скорее - тем лучше!
Уже на бегу камаэль недоуменно забормотал:
- Да ладно тебе, куда спешишь? Не нагоняй страху раньше времени! Ну прилетел дракон, ну и что? Сожрет Hravan и улетит…
- Кого сожрет!?
- Hravan. Или как ты там ее назвал вчера? «Дура, стерва и предательница!». А потом добавил тихо «Но красивая…». Думал, я не услышу, а?
Эльф остановился.
- При чем тут она вообще?
- Как при чем? Там, в пещере, магический круг на ней метку оставил. Думаешь, дракон вот так сотни лет спал, а потом вдруг к нашему приходу проснулся? А затем, ну совершенно случайно, полетел именно в Гиран… Ага, держи карман шире! А ты чего так нахмурился? Тебе же вроде как нету до нее никакого дела…
- Заткнись! - зло рявкнул эльф.
Мильтроэн припустил вдоль улицы по направлению к площади. Уже на полпути его догнал камаэль.
- Я тут поспрашивал за игрой… - невинно заявил он, кидая на друга хитрые взгляды. - Вольная Стая всегда останавливается в одном и том же постоялом дворе. Это совсем в другой стороне…

Каменную мостовую усеивали выбитые мощным драконьим ревом стеклянные осколки. Дома вдоль улицы полыхали, как гигантские просмоленные факелы, и на головы бегущих друзей сыпались огненные искры. Немногие каменные дома накалились от нестерпимого жара. Гул бушующего пламени прорывали отчаянные крики горожан.
- Хорошо горит! - заметил на бегу камаэль. - Дракону повезло, что после недавнего дождя солнце изжарило всю влагу насухо!
- Дуракам везет, - откликнулся эльф. - Особенно если эти дураки ростом с башню…
Над головами стремительно пронеслась неясная тень. Мильтроэн задрал голову, наблюдая, как несколько черных точек устремились со всех концов города к парящей под жгучим солнцем драконьей туше.
- Драконьи всадники… - прокомментировал он.
- Где? - встрепенулся камаэль. - А, ты про этих? Да они на фоне нашего приятеля не крупнее комаров.
Впереди замаячила желанная дверь в доме толстяка Лероя. Огонь еще не добрался в эту часть города. Эльф успел заметить, как разъяренный дракон заложил в воздухе крутой вираж и, подобрав гигантские кожистые крылья, бросился на неожиданных противников. В следующую секунду дубовая дверь с грохотом провалилась вовнутрь от нехилого камаэльего пинка, и друзья очутились у Лероя.
- Кто? Что? - взвизгнул толстяк, снимавший в это время картины со стен. - Опять ты, Stef1k? Ну сколько тебе можно повторять - на себя дверь открывается, на себя!!!
- Да ладно тебе, - широко улыбаясь, ответил камаэль. - Мы спешим, так что сейчас быстренько заберем свои вещи, ты отдашь оставшуюся часть денег, и мы так же быстро ретируемся!
- Вещи наверху, - пропыхтел Лерой. Стопка картин, которую он, как заправский жонглер, пытался перетащить в подвал, нагло накренилась вправо. - А денег нет…
- Как это нет? - удивился Мильтроэн. - Лерой, давай без глупостей! Сам же видишь, что твориться снаружи.
- Вижу! - согласился толстячок. Он как раз неимоверными усилиями сумел выровнять положение картин и сделал целых два шага в нужном направлении. - Потому денег и нету! Я вам сейчас их отдам, а вы потом заявите, что в глаза никакого золота не видели. Нет уж, только под расписку! А на расписки времени у меня нету…
- Слушай, ты… - начал закипать эльф. Он сделал быстрый шаг в сторону Лероя. - Отдай наши деньги, а не то…
- Тише, Миль! - остановил друга Stef1k. - Ты не так делаешь. Угрозы тут не помогут. Нежнее, Миль, нежнее…
Камаэль шагнул к кряхтящему от усилий Лерою и с самым невинным видом коснулся мизинцем верхней картины. Вся стопка опасно накренилась. Stef1k многозначительно посмотрел на толстячка и, для пущей убедительности, подвигал остальными пальцами.
- Скотина ты, а не камаэль, - сдался Лерой. - Ладно уж, ваши деньги тоже наверху, в верхнем ящике рабочего стола. Ключ от него…
- … у тебя в правом кармане, - радостно закончил за толстячка Stef1k. - Точнее, был там пару секунд назад. Спасибо, Лерой, мы не забудем твоего великодушия!
Он легко взбежал по лестнице на второй этаж, перепрыгивая через ступеньки. Сверху донесся его удаляющийся крик:
- И кстати - у тебя на верхней картине огонь!
Лерой, изменившись в лице, стряхнул картины из рук, словно они превратились в отвратительных склизких мокриц, а сам отпрыгнул в другой конец комнаты. В его пухлых ручках появилась тряпка.
Несколько секунд человек и эльф внимательно рассматривали живописно рассыпавшиеся по полу картины. Затем Миль наклонился и поднял ту, что была сверху. Неизвестный художник навечно вписал в холст уютный костерок посреди лесной поляны.
- «У ночного огня», - прочитал эльф название и расхохотался. Лерой раздосадовано сплюнул.
- И больше чтобы даже не думал переступить порог моего дома! - спустя пару минут кричал он вслед удаляющимся друзьям.
- Конечно! - крикнул в ответ камаэль и помахал на прощание рукой. - Раз ты так просишь, то в следующий раз зайду через окно! Надеюсь, оно у тебя не очень дорогое?
Мильтроэн, уже облаченный в доспех, ругался вполголоса, стараясь на бегу соскрести с блестящего панциря пятна ржавчины. Меч, чтобы не бил по ногам, эльф закинул за спину.
- Слушай, Миль! - встрепенулся Stef1k. - Я вот все спросить хотел. Ты же рыцарь Евы! Вам вроде положено носить при себе щиты…
- Да ну его к лешему, - буркнул Миль. - Тяжелый, неудобный и убегать мешает. И к тому же, когда останавливаюсь на ночь в гостиницах, всегда среди ночи об него спотыкаюсь.
- Ну надо же… - удивился камаэль. - Но согласись, несолидно это - без щита…
- Да знаю я! - отмахнулся эльф. - Между прочим, я не продал бы щит, если бы кое-кто не попытался сварить в нем суп в походных условиях!
- Вкусный же супец вышел!
- Да замолчишь ты когда-нибудь?!
Нужный постоялый двор гордо щерился выбитыми окнами. Огонь еще не добрался до южной части города, но предприимчивые горожане уже утаскивали ценные вещи, причем чаще всего чужие. Когда друзья подошли к гостеприимно распахнутым дверям, оттуда двое крепкоплечих мужичков как раз выкатывали большую бочку с пивом.
- Вот это я понимаю! - обрадовался камаэль. - Вот это по нашему! Эй, люди добрые, вам помочь?
«Люди добрые», узрев перед собой высокого камаэля с огромным окровавленным мечом в руках (”Ржавчина!” - как потом смущенно объяснил Stef1k), благоразумно решили дать деру.
- Странный тут народ, - удивился камаэль, озадаченно почесывая затылок.
- Ты бы лучше меч чистил, пока выздоравливал, а не ухлестывал за той симпатичной лекаршей.
- Меч всегда со мной, а вот симпатичные лекарши - только по праздникам. Хорошо, что у меня такой друг! Моих-то денег хватило бы только на одного здоровенного костоправа-любителя…
Внутри здания царил полнейший разгром. С лестницы неслись возмущенные крики, было слышно, как ворье делит добычу. Эльф неодобрительно покачал головой и подошел к деревянной стойке. За ней невозмутимо восседал сухонький, седенький старичок.
- Здравствуйте, уважаемый, - вежливо поприветствовал старичка Миль.
- Комнаты с одной кроватью по пять аден за ночь, с двумя - по пятнадцать, - прошамкал в ответ старичок, качая головой в такт словам. Затем смерил оценивающим взглядом выцветших от старости глаз путешественников и добавил. - Хотя для клиентов с оружием и в броне чаще всего бесплатно.
- Нет-нет, вы не поняли, - запротестовал Миль, смущенно пытаясь запихать меч пониже, чтобы его рукоять не торчала из-за плеча так вызывающе. - Нам нужен клан «Вольная Стая». Они остановились у вас…
Старичок задумчиво поскреб пальцем по столу, затем приложил ладонь к уху и спросил:
- Ась?
- Я говорю, - наклонившись прямо к уху собеседника, громко повторил эльф. - Нам нужен клан «Вольная Стая»! В каких они комнатах остановились!?
- Ась?! - снова переспросил старичок.
Тихонько выругавшись, эльф набрал полную грудь воздуха и уже хотел заорать, как получил чувствительный тычок от камаэля.
- Ну, Миль, ты меня поражаешь! - недовольно проворчал Stef1k. - Совсем с людьми разговаривать не умеешь.
Он сделал шаг к стойке и лучезарно улыбнулся.
- Ах, какая жалость! Совсем глухота замучила? Ну надо же, а я как раз знаю замечательное народное средство от глухоты - нужно к каждому уху приложить по золотой монете!
В каждой руке камаэля появилось по монете. Мильтроэн снова выругался и дал себе зарок больше не носить деньги на мелкие нужды в карманах.
- Вольная Стая, говоришь? - хихикнул старичок, пряча монеты под стойку. - А их здесь нету. Они к северным воротам отправились - там сейчас городская стража собирает добровольцев для борьбы с драконом.
- Какие отважные люди! - радостно воскликнул камаэль, кидая на друга победные взгляды.
- Дураки, - неодобрительно отозвался старичок.
- Вот и я о том же! - мгновенно перестроился камаэль.
Уже оказавшись на улице, камаэль сочувственно похлопал друга по плечу.
- Миль, это тебе не твой эльфийский лес. Тут люди живут, а ты с ними, как со своими остроухими говорить пытаешься.
- Да, забываю, - примирительно улыбнулся Мильтроэн. - Ну что, к Северным воротам?
Stef1k мечтательно закатил глаза и любовно погладил лезвие своего меча.
- Знаешь, а мне уже начинает нравиться драться с драконами! Глядишь - и в привычку войдет!
- Типун тебе на язык!!!

До Северных ворот оставалась пара кварталов. Мильтроэн несся вперед, напряженный, как пружина, что вот-вот распрямится в молниеносном движении. Stef1k бежал следом, ухитряясь не отставать от друга и при этом упоенно размахивать мечом, изображая в лицах, с каким наслаждением он будет отпиливать драконью голову. Уже перед самым поворотом на последнюю улицу, когда воздух колебался от топота множества ног, криков стражи, гула голосов и яростного свиста стрел, дорогу друзьям внезапно перегородил человек. Он был высок, широк, и с ног до головы закован в прочнейшую броню, словно улитка в раковине. В левой руке огромный щит, больше смахивающий на железную дверь от нехилого сарая, в правой - изящный длинный клинок. И от доспехов незнакомца и от оружия исходило магическое сияние.
Эльф и камаэль в недоумении остановились. Незнакомец сделал шаг вперед.
- Эй, вы… - начал он густым, мощным голосом.
- Не нравится мне это… - шепнул камаэль Мильтроэну.
Незнакомец немного помолчал, разглядывая двоих друзей, а затем громко закончил начатую фразу:
- Го пвп!
- Это он сейчас на каком языке сказал? - удивился Миль. Камаэль лишь пожал плечами.
- Ну чё встали? - загромыхал незнакомец. - Какие лвл?
Эльф с камаэлем опасливо попятились.
- Да его, кажись, контузило - шепнул Миль Stef1kу, а незнакомцу громко ответил. - Лвл - это хорошо! Лвл - это просто прекрасно! Эээ… Может, как-нибудь потом поговорим об этом за кружечкой крепкого пива? Скажем, лет через десять?
- Ты чё, -_-, дурак совсем? - грозно зарычал незнакомец.
- О! - воскликнул Stef1k. - Я, кажется, сообразил, в чем тут дело!
Камаэль подошел к незнакомцу и повертел перед его носом золотую монету. Затем медленно опустил ее на мостовую, под ноги воина, и сочувственно похлопал того по плечу.
- Ты, мужик, того… Бери, тут на опохмел хватит. Я сам, бывает, после попоек лыка не вяжу и на птичьем языке кукарекаю.
Камаэль еще раз понимающе хлопнул незнакомца по плечу, затем кивнул другу. Оба, не обращая внимания на несущиеся им вслед бессмысленные наборы букв, двинулись дальше.
- Какие, все-таки, интересные существа эти люди! - восхищался на ходу Stef1k. - Все время какой-нибудь новый язык выдумывают. Да так, что друг друга понимать перестают.
Длинная улица каменной змеей завернула за угол приземистого здания и уперлась головой в неширокую площадь перед Северными воротами. Воины и маги, лучники и лекари - от обилия разноцветных нарядов зарябило в глазах. Капитан городской стражи громким голосом раздавал отрывистые команды, со стен в небо устремлялись хищные стрелы и пылающие сгустки магии. В безоблачном небе, над головами защитников, дракон мощными взмахами крыльев расшвыривал драконьих всадников.
Мильтроэн внимательным взглядом охватил запруженную народом площадь. Ни синебронного человека, ни знакомой гордокрылой камаэльки не было видно. Эльф бросился к капитану. Камаэль поспешил за ним, оттаптывая ноги тем, кто повыше и спотыкаясь о тех, кто пониже.
Когда до капитана оставались жалкие метры, откуда-то сбоку возник темный эльф в магическом облачении. Он, не издав ни звука, мощным толчком опрокинул Мильтроэна на мостовую. В ту же секунду в то место, где только что находился светлый эльф, клюнула стрела.
- Что за… - заорал Мильтроэн, судорожно отползая назад.
Снова глухо вжикнуло, и еще одна стрела пронеслась мимо, колыхнув волосы. Темный эльф мгновенно развернулся, и с его оружия сорвалась злая, шипящая молния. Разбрызгивая искры, она пронеслась вверх и ударила по черепице ближайшего дома, оставив там оплавленную дыру. Только сейчас Миль заметил укутанную в темный балахон фигуру на крыше.
Убийца, сообразив, что его раскрыли, вскочил и длинными прыжками понесся по крышам вглубь города.
Мильтроэн растерянно огляделся в поисках камаэля, но того и след простыл. На плечо светлого эльфа опустилась тяжелая рука. Недавний спаситель помог подняться на ноги.
- Спасибо, - поблагодарил Миль. - Ты мне жизнь спас.
- Пустое, - отмахнулся темный эльф. - Я бы посоветовал догнать убийцу и узнать, кому так нужна твоя шкура.
- Если я правильно все понял, - ответил, улыбаясь, Мильтроэн. - то мой однокрылый друг сейчас уже выбивает из этого парня признания, деньги и печень. Как тебя зовут? Я должен знать имя своего спасителя.
Темный эльф слегка наклонил голову. В его тонких и благородных чертах лица проступало что-то… восточное. Внимательные зеленые глаза чуть прищурились.
- Лармион… Лармион Лаэстфар, Хранитель клана Асакуры, - представился он.
В конце улицы показалась знакомая фигура камаэля. Он зашагал к эльфу, непринужденно насвистывая веселый мотивчик. За ним волочился по камням недавний убийца, связанный по рукам и ногам - камаэль тащил его за ногу.
Лармион бросил быстрый взгляд на поверженного. Капюшон откинулся, являя на свет еще одного темного эльфа со шрамом через все лицо.
- Это уже становится интересно, - пробормотал Хранитель Асакуры. Он присел перед убийцей на корточки.
- Это еще кто? - полюбопытствовал Stef1k у друга.
- Это Лармион, Хранитель Асакуры, - ответил Миль, потирая ушибленный о камни копчик. - Он мне только что спас жизнь.
- Ух ты! - восхитился камаэль. - Спасибо тебе огромное, Ларми! Когда в следующий раз буду проигрывать в кости деньги этого светлоухого, которого ты спас, обязательно помяну тебя добрым словом! И даже не одним!
- Благодарю, - ответил Хранитель, поднимаясь на ноги. - Впрочем, ты перестарался, камаэль. Этот парень умер…
- Я тут ни при чем! - запротестовал Stef1k, ощутив на себе не предвещающий ничего хорошего взгляд светлого эльфа. - Он сам поскользнулся и упал с крыши.
- Бывает, - невозмутимо согласился Лармион. - Очень неудачное падение. Он умудрился отбить себе печень, почки, сломать пару ребер и целых три раза напороться на свой собственный нож…
- Он сопротивлялся! - воскликнул камаэль, предусмотрительно отступая подальше от Мильтроэна.
- Бывает, - повторил Лармион. - А теперь скажите честно - где вы умудрились перейти дорогу Братству Черной Скалы? На этом убийце их знак…
Эльф и камаэль встревожено переглянулись…

Мильтроэн насторожился, уловив во всеобщем гуле знакомый голос. Лармион еще что-то втолковывал камаэлю, который, чуть ли не впервые в жизни встретив вежливого темного эльфа, стоял с раззявленной челюстью и почтительно внимал словам Хранителя.
На противоположном краю площади на миг мелькнуло фиолетовое крыло. Мильтроэн ощутил, как сердце застучало сильнее, чем обычно, и тут же, не разбирая дороги, вломился в толпу, влекомый камаэлькой, как бык - красной тряпкой.
- Миль! Миль!!! - заорал ему вослед камаэль. - Меня подожди! Я тоже попихаться в тесноте хочу! Эй, мелюзга, расступись!
Светлый эльф пер напролом, не обращая внимания на несущиеся вслед злобную ругань и угрозы. Кто-то пихнул в бок, затем еще пара ударов в спину. На обидчика налетел Stef1k, Миль услышал, как он дубасит кого-то, приговаривая «Тебе что, мерзавец, других остроухих не хватает?».
Дракон пронесся, почти касаясь крылом крыши самых высоких домов. Толпа прянула в разные стороны, какой-то орк налетел на Мильтроэна и оба кубарем покатились по камням, сбивая нерасторопных защитников. Эльф дернулся вправо, тут же подоспевший камаэль вздернул его на ноги.
- В кучу-малу решил поиграть? А еще говорил, что это я несерьезно себя веду! - обиженно заявил Stef1k.
- Я видел Hravan, - откликнулся изрядно помятый Мильтроэн. - Она где-то там, на другой стороне площади.
Дракон, разозленный бесплодными, но жутко надоедливыми попытками защитников прострелить его костяной панцирь, злобно взревел и низвергнул из пасти прямо на площадь гигантский огненный шар. Зашипел сгораемый воздух.
- Ой-ей-ей! - забеспокоился камаэль.
Вместе с подоспевшим Лармионом он ухватил друга за руки и потащил в ближайший переулок. Мильтроэн, увидев, что его уводят совсем в другую сторону, попытался вывернуться из цепких объятий. Камаэль, получив пинка по ноге, взвыл и отпустил друга, а сам ухватился за голень и прыгал на одной ноге. Мильтроэн, ощутив свободу, рванулся было вперед, но освободиться из железной хватки Хранителя было не так-то просто. Лармион, даром что маг, с такой силой швырнул светлого эльфа спиной вперед, в переулок, что тот не успел даже крикнуть «Я сам!», как сбил кого-то с ног.
В следующий миг шар огня с оглушительным треском ударил прямо в центр площади. Земля содрогнулась, а у ближайших домов от нестерпимого жара оплавились стены. Те, кто не успел скрыться, просто испарились при чудовищной температуре.
- Ну надо же, - бодро сказал камаэль, дохромав до лежащего на мягком друга. - Какая сладкая парочка!
Миль, чувствуя, как нестерпимо кружится голова, попытался привстать и получил уже неизвестно какой по счету удар в спину за сегодня. Он недоуменно перевернулся и сообразил, что лежит на до боли знакомой камаэльке.
- Hravan! - радостно воскликнул светлый эльф и тут же схлопотал пощечину. - За что?!
- За все хорошее! - ответила камаэлька и влепила эльфу вторую пощечину.
Мильтроэн перехватил ее руку, уже снова занесенную для удара. Неслышно подошедший Лармион внимательным взглядом охватил представшую перед ним картину.
- Интересно, кому из них нужна помощь? - задумчиво протянул он.
- Не обращай внимания, - ответил камаэль, потирая больную ногу. - Милые бранятся - только тешатся. Лучше скажи, ты лечить часом не умеешь?
- Только от жизни, - с улыбкой отозвался Лармион.
Темный эльф и камаэль, не сговариваясь, уселись под стеной дома. Stef1k бросил оценивающий взгляд на Мильтроэна с Hravan, затем со вздохом полез в карман. На свет появились игральные кости.
- Ты как насчет партии в кости?
- Почему бы и нет, - ответил, пожав плечами, Хранитель Асакуры.
Они успели сыграть три раунда, когда «сладкая парочка» наконец перестала бороться и поднялась на ноги. Мильтроэн, все-таки пропустивший еще несколько пощечин, тяжело дышал и пытался пригладить непослушно торчащие волосы. Камаэлька с независимым видом отряхивала пыльную одежду. На эльфа она старалась не смотреть.
- Вы уже закончили? - полюбопытствовал камаэль, оторвавшись от игры. - Как раз вовремя! Миль, заплати за меня - этому темному, наверное, сама Шиллен кости подает!
- Я же сказал, что платить буду, лишь пока ты не поправишься! - возмутился светлый эльф.
- А я и не поправился, - радостным голосом заявил Stef1k. - Вот, посмотри, какую ты мне боевую рану нанес!
В доказательство своих слов камаэль задрал штанину и продемонстрировал окружающим здоровенный синяк на левой ноге.
- Ладно уж, заплачу, - сдался Миль. - только в следующий раз, когда хромаешь, следи за ногами. Ты то на левую, то на правую припадал.
- Ладно, учту, - не смутился камаэль. - Эй, длинноножка! Скучала по нам, а?
- Прямо жить не могла! - язвительно откликнулась камаэлька.
- Вот видишь, Миль! Я же говорил, что она будет по нам скучать. А ты не верил…
Лармион жестом отказался от протянутого светлым эльфом выигрыша в кости.
- Рад, что вы нашли то, что искали, - вежливо сказал он. - А теперь позвольте откланяться.
- Ага, удачи, - ответил камаэль и пробормотал себе под нос. - Чтоб я еще раз сел с ним в кости играть… Да ни в жизнь!
Хранитель Асакуры коротко поклонился и быстрым шагом направился к выходу из переулка. Когда он был уже почти у цели, из-за угла дома выметнулась фигура в черном плаще. Блеснуло под жарким солнцем изогнутое лезвие кинжала. Друзья успели увидеть лишь смазанное движение - настолько быстро двигался клинок.
Лармион неуловимым движением отступил в сторону и перехватил руку противника на излете. С тем же спокойным выражением лица он со страшной силой дернул ее вбок. Раздался отвратительный хруст, кинжал звонко ударился о камень, а сам убийца, подвывая от нестерпимой боли, упал на колени.
- Кто ты? - бесстрастным голосом спросил Лармион.
Убийца замолчал, прожигая темного эльфа ненавидящим взглядом. Хранитель Асакуры внимательно заглянул ему в глаза, коротко усмехнулся. От пальцев темного эльфа по телу убийцы заструилась темная, колыхающаяся волна. Убийца побледнел, на лице внезапно проступили черные пятна. Он закричал - страшно, предчувствуя смерть, как попавший в лапы к живодерам пес.
- Отвечай, - спокойно приказал Лармион. - Иначе я буду травить тебя магическим ядом до тех пор, пока ты не превратишься в изъеденную язвами падаль.
- Пошел… ты… - прохрипел убийца. Он затрясся, изо рта пошла пена вперемешку с кровью.
Лармион брезгливо отпустил противника и отстранился. Убийца рухнул на камни, как мешок с картошкой и забился в предсмертных судорогах.
- Зачем ты его так? - тихо спросил темного эльфа Мильтроэн.
- Это не я, - спокойным голосом ответил Хранитель Асакуры. - Он сам. Во рту капсула с ядом.
Наконец убийца затих. Лармион осторожно поддел тело носком сапога и перевернул на спину. Hravan вскрикнула и отвернулась. Миль судорожно закашлялся, а камаэль огорченно сплюнул.
- Ну блин, после такого зрелища даже пиво пить расхотелось…
- Опять Братство, - задумчиво произнес Хранитель Асакуры. - Это становится не только интересным, но и опасным. Идите со мной.
- Куда? - удивился светлый эльф.
- В нашу обитель. Я устрою вам встречу с Сарториусом, Теоадалом Братства. Мне нет дела до вас, но этот убийца напал на меня. Нужно во всем разобраться.
- Да что тут происходит, в конце концов? - взорвалась ничего не понимающая камаэлька.
- Идем, Hravan, - мягко сказал светлый эльф, беря ее за руку. - Мы тебе все-все расскажем по дороге…
- Конечно расскажем! - радостно подтвердил Stef1k. - Мы, конечно, сами не бум-бум в том, что тут творится, но рассказать запросто сумеем!
Трое друзей устремились за сосредоточенно идущим впереди Хранителем Асакуры…

Обитель Асакуры состояла лишь из одной комнаты, но зато широкой и просторной. Сквозь запыленные окна слабо пробивались осторожные солнечные лучики, выхватывая из дремлющей полутьмы широкий дубовый стол с чернильницей и чистыми листами бумаги. По бокам три пары стульев с резными спинками. Stef1k радостно хлопнул ладонью по лакированной поверхности сиденья и тут же в испуге отскочил, расчихавшись от поднявшегося пылевого облака.
- Вы тут… Ааапч-хех!!!… Совсем не убираетесь? - прогундосил он, разгоняя пляшущие в солнечных бликах золотистые пылинки руками и крылом.
- Мы здесь бываем редко, - холодновато ответил Хранитель Асакуры. Он небрежным движением руки сплел в воздухе нити заклинания. Волна сухого жара прошлась по помещению, выжигая пыль и плесень. - Это приемная для особо срочных случаев, - пояснил Лармион, усаживаясь во главе стола.
- Смотри, Stef1k, - прошептал светлый эльф, пихая друга локтем в бок. - Может тебе тоже в маги податься? Хоть убраться за собой сумеешь.
Камаэль удивленно взглянул на друга и терпеливо объяснил:
- Миль, для уборки комнаты существуют хорошенькие горничные, с которыми всегда можно поболтать, а то и… Ладно, тут дама, так что я промолчу…
- Парадокс природы, - вздохнул Мильтроэн. - За обслуживание плачу я, а с горничными флиртуешь ты!
- Какими еще горничными? - встрепенулась Hravan. Ее глаза подозрительно сузились. - Я так и знала, что вы подлые развратники!
- Ничего подобного! - запротестовал камаэль. - Это горничные эти самые… развратки, во! Я вообще был такой скромный мальчик, пока с ними не столкнулся. Правда-правда!
Мильтроэн саркастически хмыкнул, но промолчал.
Лармион, казалось, совсем забыл о гостях. Он сидел за столом, погруженный в размышления, и лишь тихое постукивание пальцев по столешнице выдавало некоторое напряжение Хранителя. День клонился к закату, и тени сгущались в углах. Мильтроэн тихонько рассказывал камаэльке о произошедших событиях. Та удивленно качала головой, не отрывая от эльфа внимательного взгляда синих глаз. Stef1k заявил, что будет чистить оружие, но в результате лишь размазал грязь и ржавчину по всему клинку. Грохот и крики с улицы постепенно умолкали - то ли дракона все же сумели отогнать, то ли, что вероятнее, он просто устал и отправился на ночлег в горы, дабы на следующий день продолжить атаку.
Когда кроваво-красные лучи солнца сменились на мягкую, серебристую синь полной луны, дверь тихо растворилась, и в обитель вошел Сарториус, темный эльф, Теоадал Братства Черной Скалы.
Мильтроэн ожидал увидеть фигуру, закутанную в темный плащ, с кинжалами в руках и арбалетом под полами одежды. Либо, на крайний случай, высокомерного и богато наряженного дворянина, гордящегося высоким титулом и зловещей репутацией Братства. Вместо этого ему навстречу шагнул темный эльф, одетый в простую, добротную одежду. Руки его были абсолютно пусты, а во взгляде ни безумия, ни злобы. Холодные и расчетливые глаза того, кто уверен в своих силах и прекрасно знает себе цену.
- Приветствую тебя, Хранитель Асакуры, Лармион Лаэстфар, - уверенно произнес Сарториус. Его слова эхом пронеслись по комнате, отражаясь от стен. - Вижу, у тебя гости. Позвольте представиться. Я Сарториус, Смотрящий во Тьму, Теоадал Братства Черной Скалы.
Мильтроэн вежливо наклонил голову в знак приветствия. Локоть левой руки светлого эльфа покоился на столешнице, а ладонь свисала под стол. Там ее приятно холодила рукоять меча. Лармион едва заметно поморщился и предостерегающе качнул головой.
- Привет, темный! - громко ответил камаэль и с присущим только ему врожденным чувством такта спросил. - Ну и зачем ты нас убить хочешь?
Hravan обреченно вздохнула и незаметно покрутила пальцем у виска.
- Не, ну пусть он ответит сперва! - уверенно заявил камаэль.
Сарториус спокойно опустился на стул напротив Лармиона, совсем рядом от Мильтроэна. Теоадал недовольно покосился на светлого эльфа и тихо спросил:
- Рука не затекла? Я знаю много боевых и не очень положений меча, но такое встречаю впервые…
Мильтроэн смущенно вытащил меч из-под стола и прислонил к ножке своего стула. Камаэлька, сидящая рядом, сердито сверкнула глазами. Сарториус едва заметно улыбнулся и вопросительно посмотрел на Хранителя Асакуры.
- Я так понимаю, что произошло нечто неординарное, раз вы, уважаемый Лармион, так настойчиво добивались нашей встречи? Я полагал, она будет один на один.
- Они имеют право здесь находиться, - спокойно ответил Хранитель Асакуры. - Сарториус, что за игру вы затеяли?
- Что, простите? - непонимающе нахмурился Теоадал.
- Да твои убийцы за нами по всему городу целый день гоняются! - громыхнул из своего угла камаэль. - Убить нас хотят!
- Если мы хотим кого-то убить, - ледяным тоном произнес Сарториус, не поворачивая головы. - То мы убиваем. Быстро, точно и без ошибок. Ваши обвинения гроша ломаного не стоят…
- Все не так просто, Сарториус, - вмешался в разговор Лармион. - Я свидетель двух нападений. Один из убийц, кстати, напал на меня. У обоих на предплечье выжжен знак Братства.
- За кого вы нас принимаете? - сухо ответил Теоадал. - За банду наемных убийц? За фанатиков-культистов? Мы не носим тайных знаков и не выполняем чью-то грязную работу. Мы поклоняемся первородной Тьме, но это вовсе не означает, что мы носимся по миру Аден, злобно хохоча и набрасываясь на все, что движется.
- В любом случае, это касается и вашего Братства, - ответил Лармион. Он откинулся на спинку стула и внимательно рассматривал сидящего напротив Теоадала. - Кто-то усиленно пытается убить моих гостей и свалить всю вину на вас. В принципе, достаточно логичный ход - вокруг Братства витает столько домыслов и слухов, что мало кто засомневается в вашей причастности к нападениям.
Сарториус внимательно оглядел троих друзей.
- Что ж, в таком случае этот вопрос действительно затрагивает наши интересы. Надеюсь, моего слова будет достаточно для подтверждения непричастности к нападениям моих людей?
- Ага, щас, - буркнул себе под нос камаэль.
- Разумеется, - заглушая его слова, ответил Лармион. - У вас есть предположения, кто это может быть?
- Есть один человек… - медленно произнес Сарториус, потирая подбородок. - Когда-то он пришел в наше Братство и уверял, что Тьма для него превыше всего. Но в результате оказалось, что им движет лишь банальная жажда наживы. Резать и грабить, прикрываясь желаниями Тьмы - вот его любимые занятия. Конечно, мы не могли долго терпеть в своих рядах такого беспринципного ублюдка. Мы изгнали его, но продолжали тайно наблюдать. Сейчас он сколотил большую шайку всякого сброда и грабит путников на узких дорогах Долины Смерти, а от карательных отрядов прячется в горных пещерах.
- Зачем ему пытаться нас убить? - удивился Мильтроэн.
- Понятия не имею, - ответил Сарториус, пожав плечами. - Я знаю лишь одно - он и раньше проворачивал грязные делишки, прикрываясь нашим Братством… Так почему бы ему не продолжить этим заниматься?
- Вы можете показать на карте, в каком районе искать логово этого человека? - уточнил Мильтроэн.
- Разумеется, - ответил Теоадал, кивнув головой. - И вот еще что… Его зовут Брагет. Вы легко узнаете его в любой толпе - по отсутствию левого глаза.
- Благодарю, Сарториус! - сказал Лармион. - Ваша помощь поистине неоценима.
- Если он и вправду очерняет наше имя, - ответил Сарториус, поднимаясь на ноги. - То сама Тьма желает его смерти.
Теоадал прошел к выходу. Уже на пороге он обернулся, весь залитый лунным сиянием и оттого пугающе похожий на неуловимого призрака.
- Темной ночи, - сказал он и растворился среди темных переулков Гирана.
Мильтроэн тяжело поднялся, подхватил меч. Рядом тут же оказалась камаэлька, ободряюще положила руку ему на плечо. Stef1k почесал затылок и неуверенно произнес:
- Я из всего этого понял только одно… Мы сейчас берем большую-пребольшую охапку всяких колюще-режущих игрушек и идем в горы причинять справедливость и бить по головам. Верно?
- Верно, - тяжело вздохнул светлый эльф. - Спасибо большое за помощь, Лармион Лаэстфар. Нам пора…
- Секунду, - остановил его Хранитель Асакуры, поднимаясь из-за стола. - Должен напомнить, что Воины Тени Асакуры - прежде всего наемники. За определенную плату мы можем помочь. А если учесть, что этот мерзавец покушался и на мою жизнь, то ради такого случая я снижу обычную плату в три раза…
- Здорово! - восхитился камаэль. - А красивеньких камаэлек у вас в боевом отряде случаем не найдется? Ну, или хотя бы светлых эльфиечек? Страсть как люблю светленьких! Вот только темных не надо - они меня каждый раз норовят без последних штанов оставить!
Лармион усмехнулся:
- Думаю, ты не разочаруешься…

«- В Ночь Совмещения
заставлю тьму на землю лечь!
- Но есть спасенье,
это Магия и Меч!»

(с) Эпидемия, «Магия и Меч»

Облитые лунным светом, как маслом, снежные пики горных вершин загадочно сверкали в ночной темноте. В горах было тихо, и лишь изредка шаловливый порыв ветра шуршал листвой густо обвивших небольшой распадок кустарников. Отсюда было превосходно видно темный провал пещеры. Изнутри доносился неясный шум, и редкие сполохи оранжевого света выхватывали две сонные фигуры стражей.
Камаэль, ломая кусты и распугивая сонных птиц, подполз к Мильтроэну.
- Миль! А, Миль! Чего мы ждем-то? - жарко зашептал он, тряся друга за плечо.
- Тише ты, - зашипел светлый эльф. - Сейчас Лармион с Zanrilом обсудят все детали и начнем.
- Они так до утра обсуждать будут… Тоже мне, стратеги нашлись, - обиженно пробурчал Stef1k и пополз обратно.
Мильтроэн обернулся. Чуть позади двое - светлый и темный эльфы, - напряженно вычерчивали лишь им понятные схемы на мягкой глине. Лармион что-то втолковывал собеседнику, тот с сомнением качал головой, тыкал пальцем в тонкие линии. В сторонке Hravan шушукалась со светлой эльфийкой, назвавшейся Рауной Каэдэ. Камаэль с самым невинным видом нарезал вокруг светлоухой круги и кидал на нее многозначительные взгляды. Впрочем, подходить он опасался.
- Миль! - позвал он друга, в очередной раз оказавшись рядом. - Долго мы еще?
- Понятия не имею, - откликнулся эльф, пожав плечами.
- Ну ладно, - вздохнул Stef1k. - Тогда я пошел к дамам… Челюсть придержи.
- Чего? - удивился эльф.
- Челюсть, говорю, придержи. Да не свою! Мою! И где, интересно, Ларми нашел такую красотку?
- Иди уже давай, - усмехнулся Мильтроэн.
Светлый эльф поудобнее устроился на наблюдательном посту. Время шло, и мир, казалось, застыл в вязкой тягучести ночи. Едва слышно похрапывали стражи пещеры, да со спины доносились приглушенные споры двух эльфов…
Вернулся Stef1k, присел рядом, весь нахохлившийся и обиженный. Мильтроэн вопросительно посмотрел на друга, тот мотнул головой.
- Даже не спрашивай, - предупредил он эльфа.
Мильтроэн обернулся и посмотрел на загадочно улыбающуюся Рауну. Сидящая рядом камаэлька заговорщицки ему подмигнула.
- Не переживай, - улыбаясь, сказал он другу. - Ты ей понравился.
- Точно? - недоверчиво спросил Stef1k. Его крыло радостно затрепетало.
- Точнее не бывает, - успокоил Мильтроэн.
- Ну еще бы! Это же я! - самодовольно заявил камаэль и полюбовался своим отражением в широком лезвии меча. - Ну ладно, я отойду на минутку… Чур, Рауну не занимать!
Эльф улыбнулся. Затрещали кусты, и он снова остался в одиночестве…
- Миль! - позвал светлого эльфа Лармион. - Подойди, будь любезен…
Склонившись голова к голове, трое эльфов вносили последние поправки к плану, когда ночную тишину всколыхнул пронзительный крик. Затрещали кусты и навстречу шагнул растерянный камаэль. За собой он тащил изувеченное тело одного из стражей пещеры.
- Вот… - немного смущенно сказал Stef1k. - Гады, даже в кусты спокойно сходить нельзя!
Мильтроэн застонал и схватился за голову.
- А я что? А я ничего! - оправдывался камаэль. - Он сам на меня полез! Меня вообще в такие моменты пугать нельзя, а то еще и не так прибью…
Из пещеры донеслись возбужденные голоса, послышался топот множества ног. Заметались потревоженные неверным светом факелов тени.
- Ты их спугнул… - спокойно заметил Лармион.
- Дык это… - ответил Stef1k, разводя руками. - Сейчас все исправим!
Камаэль с громким треском исчез в кустах. Мильтроэн, подхватив меч, бросился следом.
Несколько разбойников, что испуганно выглядывали из темного зева пещеры, не успели даже пискнуть, когда на них с диким воплем «Сюрприииииз!!!» налетел яростно размахивающий мечом камаэль. Защитников смело, как сметает ураганом сухие листья. Изнутри послышались дикие вопли, лязг железа и хруст костей.
- Где он? - крикнул выметнувшийся ко входу в пещеру Лармион.
- Уже внутри, - ответил Мильтроэн, крепче сжимая рукоять меча.
Пятеро переглянулись и, не сговариваясь, нырнули под высокие своды подгорного туннеля.
- Вот тебе и скрытная операция, - пробормотал себе под нос светлый эльф.
Через три шага натолкнулись на первый труп. Еще в паре метров впереди на дороге валялся второй, почти перерубленный пополам страшным ударом камаэльего меча. Проход вильнул, и взору открылась широкая, просторная пещера с высокими сводами. Ее стены, казалось, излучали мягкий янтарный свет. В центре камаэль рубился сразу с тремя противниками, а из нескольких боковых проходов, как горох, посыпались разбойники.
Мильтроэн, не раздумывая, метнулся вперед и сшибся с ближайшим оборванцем. Оглушительно лязгнуло, и меч противника улетел в сторону. Светлый эльф торопливо рубанул наискось, оттолкнул брызжущее кровью тело и вломился в самую гущу врагов.
Что-то кричал Лармион. Его яростные, злые молнии прорезали застоявшийся воздух, оставляя в противниках страшные оплавленные дыры. Рядом Zanril метал во врагов ледяные стрелы. Пещеру наполнил грохот и треск разбивающихся в щебень камней.
Противников было много, просто невероятно много. Мильтроэн с трудом пробивался к камаэлю. Кто-то достал его кинжалом в плечо, еще один рассек щеку. Эльф, поглощенный суматохой боя, размахивал мечом, даже не обращая внимания на пропитывающую одежду кровь.
В гуще противников поднялись двое с арбалетами. Миль напряженно отбивал клинком сыпавшиеся со всех сторон удары. Вжикнуло, и стрелы раздробились о магический барьер, исполосовав щепками лицо ближайшего разбойника.
- Спасибо, Рауна! - задыхаясь, крикнул светлый эльф.
Сбоку мелькнуло фиолетовое крыло. Hravan отразила нацеленный в эльфа удар, сама в ответ проткнула нападавшего рапирой.
- Я тебя одного не отпущу никуда! - звонко крикнула она, вставая с Мильтроэном плечом к плечу.
- Я знаю, - откликнулся эльф.
Впереди яростно ревел камаэль. На него, как свора облезлых псов на медведя, наседала целая толпа, но Stef1k широкими взмахами гигантского клинка держал оборванцев на расстоянии. За его спиной каменный пол бурлил от потоков крови.
В рядах противника произошло замешательство. Они отступили к дальней стене, в руках передних появились широкие щиты. Клокочущий водяной шар, пущенный Zanrilом, ударил о неожиданную преграду и расплескался шипящими брызгами.
Камаэль угрюмо замер в центре, опустив залитый кровью по рукоять меч. Мильтроэн устало оперся на клинок.
- Что они собираются делать? - тяжело дыша, спросил он. В груди словно порвались кузнечные мехи, каждое слово выходило с хрипом.
- Перегруппировываются, - мрачно ответил Лармион. - Сейчас пойдут спереди и одновременно ударят с боковых проходов.
- Есть шансы? - осведомился камаэль.
- Ни единого, - усмехнувшись, ответил Хранитель Асакуры.
- Как обычно, - хохотнул Stef1k. - Я не рассказывал, как один на один сражался с драконом? Там тоже не было ни единого шанса…
Щиты впереди дрогнули и разошлись.
- Спина к спине! - яростно закричал Лармион.
В тот же миг разбойники с дикими воплями бросились в атаку. Из боковых проходов, грохоча коваными сапогами, выметнулись еще враги.
- Да сколько же их? - простонал камаэль. - У меня меч скоро затупится об их мерзкие головешки!
Смертоносными взмахами клинков трое друзей остановили вражескую лавину. Закипел яростный бой, ввинчиваясь в уши невыносимым звоном оружия и треском пламени. Лармион и Zanril, уже не боясь попасть по своим, швыряли в толпу магические сгустки. Темная магия Хранителя Асакуры разъедала врагов на месте, а ледяное волшебство светлого эльфа превращало противников в безмолвные ледяные статую, которые рассыпались от ударов на тысячи блещущих искрами осколков. Рауна, укрывшись за спинами друзей, безостановочно лечила и накладывала защитные заклинания. Воздух уже трещал от избытка магии.
- Нас… сомнут..! - яростно выдохнул Мильтроэн. Его меч двигался быстрее ветра, отражая удары, рассекая доспехи и разрубая тела.
Клинок камаэля мерцал, оставляя за собой огненную полосу. Души убитых врагов впитывались жадной сталью, наполняя оружие и его владельца новыми силами. Hravan быстрыми и точными ударами рапиры расправлялась с противниками.
Но врагов было слишком много. Мильтроэн припал на одно колено и, сцепив зубы, яростно отражал сыпавшиеся градом удары. Камаэльку теснили к стене, она шипела, как разъяренная кошка, но все же шаг за шагом отдалялась от друзей.
Лармион метнул последнюю молнию и мощным взмахом магического посоха размозжил голову оказавшемуся поблизости разбойнику. Еще один коротко и сильно ударил сверху. Стальное лезвие лязгнуло о магическую древесину, и темный эльф сцепился с врагами в ближнем бою.
Zanril из последних сил окружал себя магическим вихрем. За его спиной Рауна уже не успевала лечить соратников. Наконец от сильного удара светлый эльф пошатнулся и рухнул лицом вниз, подмяв под себя врага. На него накинулись целой толпой…
Сквозь заливавшую глаза кровь, Мильтроэн кое-как успевал замечать движения разбойников. Впереди маячила широкая спина камаэля. Впавший в ярость Stef1k, казалось, не замечал, что с ног до головы покрыт своей кровью. Он косил и косил врагов, разрубая тела и отсекая конечности. Под его ногами хлюпала кровь.
Двое прокрались к нему сзади. Мильтроэн в последнем усилии метнул непослушное тело вперед. Ноги предательски заскользили, и он упал, в бессильной ярости видя, как враги уже замахнулись для удара…
Над головой вжикнуло, растрепав волосы. Двоих разбойников отшвырнуло на камни. У каждого в затылке торчала арбалетная стрела
Мильтоэн обернулся. Еще одного оборванца, занесшего меч для удара, смело в сторону, и в наполненный запахом смерти зал шагнул Сарториус с арбалетом в руках. За его спиной торопливо перезаряжались еще четверо Последователей Тьмы.
- Мы вовремя, - заметил Теоадал Братства. - Тьма требует смерти Брагета и всех его подручных…
Следующим залпом расшвыряло нападавших на Zanrilа. Светлый эльф тяжело приподнялся на локте. Рауна склонилась над ним и прерывающимся голосом шептала лечащие заклинания.
Еще залп, и Сарториус, отшвырнув арбалет, быстрым движением оказался возле Лармиона. Вдвоем они отбросили нападавших, и Хранитель Асакуры снова начал сплетать в воздухе трепещущие нити атакующих заклинаний.
Четверо арбалетчиков Сарториуса точными выстрелами расчищали путь перед камаэлем. Мильтроэн, сообразив, что к чему, бросился к камаэльке и, двумя ударами расправившись с ближайшими врагами, схватил ее за руку.
- Бежим! - воскликнул он, устремляясь к Stef1kу.
- Быстрее! - крикнул им вслед Хранитель Асакуры. - Прорывайтесь к Брагету!
- Мы их задержим! - подтвердил Сарториус, повергая наземь еще одного противника.
Последним, что увидел Мильтроэн перед тем, как вбежать в центральный проход, были пришедшие на помощь Братья Черной Скалы, побросавшие арбалеты и бросившиеся врукопашную. Zanril из-под их прикрытия создал водяную завесу, надежно закупорившую проход, в котором скрылись трое друзей. Еще одно заклинание, и жидкость застыла прочным ледяным панцирем, перекрыв дорогу разбойникам.
- Держитесь… - шепнул Мильтроэн.
Трое друзей, не чувствуя усталости, бежали по прямому, как стрела, тоннелю вперед, туда, где их поджидал последний бой…

Звуки тише…
Небо ближе…
Время вечного сна…
Нету боли…
Эта доля
Только сильным дана!

(с) Эпидемия, «Сказание на все времена»

Неширокая комната, выдолбленная трудолюбивыми строителями прямо в цельном куске скалы, открылась внезапно. Трое друзей вихрем ворвались в круг очерченного факелами света и замерли, держа оружие наизготовку.
У противоположной стены в глубоком мягком кресле развалился высокий, поджарый мужчина. Единственный глаз рассматривал приключенцев с нескрываемым интересом.
- Чем обязан? - поинтересовался он.
- Я тебе сейчас счет выставлю! - прорычал камаэль, делая шаг вперед. Его огромный меч затрепетал, предвкушая вкус крови.
Брагет торопливо выкрикнул несколько слов на незнакомом языке. Stef1k, уже собравшийся броситься на врага и одним движением развалить его надвое, ударился о невидимую преграду и отступил. Не веря себе, он взмахнул мечом и вскрикнул от резкой боли в руках, когда лезвие звякнуло и отскочило от препятствия.
- Что, опять? - возмутился камаэль. - Ми-и-иль! Твой выход!
Человек в кресле успокаивающе взмахнул рукой, привлекая внимание друзей.
- Я бы не советовал. Можете, конечно, попытаться снять барьер, но все, чего вы добьетесь - это умрете уставшими…
Мильтроэн внезапно обратил внимание на полупрозрачные трепещущие нити, увившие пространство внутри барьера. Они все, пульсируя и извиваясь, словно клубок змей, сходились в одну точку. В кольцо на пальце камаэля…
- Stef1k… - тихонько позвал он друга.
Брагет расхохотался.
- Увидел таки? О, с этим кольцом связана поистине удивительная история…
Камаэлька подскочила к Stef1kу и ухватила того за плечи.
- Что это? Это то кольцо, которое ты пытался отдать мне? Тогда, когда мы убегали от дракона? Да? Говори! Да не молчи же!
Камаэль недоуменно покрутил головой и попытался стянуть с пальца серебристую полоску металла. Кольцо впилось в кожу, как пиявка, и даже не сдвинулось.
- Говорил же я тебе - не подбирай всякую дрянь в странных местах! - заорал Мильтроэн.
- Откуда мне было знать? - оправдывался камаэль. - Оно у дракона из пасти вывалилось, когда тот мною перекусить собрался!
Брагет прикрыл глаза и начал монотонно, чуточку нараспев говорить. Его слова зловеще витали в сгустившемся воздухе:
- «Давным-давно один темный эльф влюбился в дочку старейшины светлых эльфов. Он покорно просил ее руки, но отец не пожелал отдавать дочь за последователя Шиллен. Темного эльфа с позором прогнали и долго смеялись вослед. Он поклялся отомстить. Высоко в Северных Горах нашел он поселение гномов. Трудно было убедить лучшего из кузнецов, но упорства темному эльфу было не занимать. Три дня и три ночи трудился кузнец над серебряным кольцом, и все это время эльф шептал над пышущим жаром горном темные слова зловещего заклятия…
Спустя несколько недель светлые эльфы пировали на свадьбе. Старейшина выдал свою дочь за смелого и отважного рыцаря Евы, умного и благородного светлого эльфа. Много было подарков, но лучшим среди всех оказалось красивое серебряное кольцо работы истинного мастера. На оборотной стороне было выгравировано «Лучшему отцу лучшей невесты».
Лишь только кольцо оказалось на пальце эльфа, как среди гостей поднялась зловещая фигура. Откинув капюшон, темный эльф нараспев произнес слова заклятия, и магический барьер отрезал отца, невесту и жениха от остального мира. Пока гости соображали, что к чему, эльф прочитал оставшуюся часть заклинания. Древние чары высосали до дна все силы, умения и знания пленников барьера и передали их темному эльфу. С новой, возросшей мощью, он обратил веселый пир в кровавое побоище и скрылся среди необъятных эльфийских лесов.
Пресытившись местью, темный эльф спрятал кольцо в пасти обращенного в камень дракона в одной из забытых пещер, а сам прыгнул со скалы в глубочайшую пропасть…»
В пещере повисла гнетущая тишина, нарушаемая лишь редким звоном падающих с потолка капель. Брагет, прищурив единственный глаз, разглядывал пленников магического барьера. Камаэль, бросив попытки снять кольцо, тяжело дышал, оперевшись на меч.
- Глупости, - сказал Мильтроэн. - Детские сказки. Думаешь, мы на это купимся?
Брагет пожал плечами.
- Честно говоря, мне все равно. Просто захотелось рассказать вам эту историю. Удивительные сюрпризы иногда преподносят бродяги Аден. Вы же были простым мясом, жертвами для оживления дракона. Вы и это глупое племя орков. Мне нужно было лишь дождаться, когда дракон нажрется досыта, а затем спокойно подойти и прочесть заклинание. Я обладал бы мощью древнего чудовища! А вы все испортили!
- Ну извини, - усмехнулся камаэль. - Ты бы предупредил заранее… Так, мол, и так, не забудьте с собой горчички и соус прихватить. Да, и брыкайтесь поменьше, а то у дракона несварение случиться может…
- Ты все шутишь, камаэль? - удивился Брагет. - Поразительно… Ну ладно, это даже хорошо. Сейчас все ваши силы перейдут ко мне. Не дракон, конечно, но на безрыбье и рак рыба.
Одноглазый встал с кресла и, подхватив прислоненный к подлокотнику узкий меч, сделал шаг к барьеру. Мильтроэн с бессильной яростью наблюдал, как Брагет нараспев читает слова древнего заклинания…
Барьер исчез. Невидимая рука с силой швырнула эльфа на холодный камень пещеры. Меч выпал из ослабевших пальцев, а верный доспех пригибал вниз так, словно весил гору. Рядом что-то кричала Hravan, с другой стороны отчаянно матерился камаэль. А потом все закончилось, и тишину пещеры прорезал зловещий смех.
- Теперь ты мне веришь, эльф? Все твои силы, все твои навыки… Все то, что, начиная с юности, ты так усердно учил - все это теперь во мне!
- Брешешь, сволочь! - прохрипел Stef1k, тяжело поднимаясь на ноги. - Я тебя сейчас… по уши в камень… заколочу…
Брагет лишь еще громче рассмеялся. Мильтроэн торопливо сдирал тяжелые доспехи, рядом подползла Hravan, помогала.
- Stef1k, стой! - крикнул эльф, пытаясь выдернуть непослушное тело из стальной скорлупы. - Стой, говорю!
Камаэль шатался, но упрямо шагал к Брагету.
- Я… тебя… сейчас… - хрипел он, протягивая вперед руки.
Брагет наклонил голову на плечо, с интересом рассматривая неугомонного камаэля. Когда тот приблизился на расстояние удара, одноглазый взмахнул мечом и ударил…
- Stef1k!!! - отчаянно заорал Мильтроэн.
Камаэль замер, его руки бессильно повисли вдоль тела. Из спины, пронзив крыло, хищно высовывалось окровавленное лезвие Брагетовского меча.
-Дурак, - беззлобно бросил одноглазый.
- Это… ты… дурак… - пробулькал камаэль. Изо рта текла густая, почти черная кровь.
Мильтроэн, освободившись от ноши, торопливо приподнялся на ноги, тут же рухнул обратно. Попробовал еще раз, но снова разбил лицо о твердый камень. Пополз вперед, извиваясь, как змея.
- Дурак, - повторил Брагет почти с жалостью. - Все что ты знал и умел с самого юношества, теперь мое.
Камаэль слабо улыбнулся быстро белеющими губами. Слова вырвались с хрипом и клокотанием.
- Знал… бы ты… сколько я… в детстве… картошки начистил…
В руке Stef1ka, до того бессильно болтающейся, сверкнуло лезвие ножа. Брагет в страхе отпрянул, отпустив рукоять завязшего в камаэле меча, и в тот же миг короткое лезвие пропороло ему горло.
Stef1k, все с той же намертво приклеенной улыбкой, рухнул на колени и завалился набок. Его кровь текла по лезвию проткнувшего насквозь меча и густыми тяжелыми каплями разбивалась о камни.
Мильтроэн с трудом поднялся и шагнул к другу. За ногу кто-то ухватил. Эльф посмотрел вниз и столкнулся взглядом с белым от боли и страха единственным глазом Брагета. Одноглазый разбойник судорожно зажимал горло, кровь пробивалась сквозь пальцы толчками.
- Помоги… - прохрипел он. - Ты же светлый! Ты же добрый! Помоги…
- Да будет так… - прошептал эльф.
Мильтроэн наступил ногой на горло бандита и нажал, бесстрастно слыша, как хрустнул сломанный кадык. Брагет импульсивно дернулся и застыл…
Доковыляв, Миль склонился над другом. Под камаэлем набежала уже целая лужа крови. В одной руке он сжимал нож, другая застыла, обхватив рукоять меча.
- Stef1k… - сквозь слезы позвал эльф друга.
Ресницы камаэля затрепетали. Он слабо улыбнулся.
- А… Это ты… Неужели все…? Открою глаза… и не увижу… кх-кх… твоей наглой рожи..?
- Stef1k! Почему ты сразу не ударил ножом? Почему?!
Камаэль тяжело сглотнул. Кровь из страшной раны уже не бежала потоком.
- А это… не мой… нож… Это… Брагета… Говорю же… дурак… Нож в… в… в кармане держал…
Эльф, плача, обнял друга и прижал его голову к груди. Сзади Hravan уткнулась лицом в его плечо и беззвучно рыдала.
Камаэль вздрогнул. Заволакиваемые пеленой смерти глаза блеснули.
- Когда… будешь… меня сжигать… брось… кости… Хочу… сыграть… со Смертью…
Послышались крики, топот множества ног. В зал ворвались Асакура и Братство Черной Скалы. Ворвались и остановились в нерешительности.
- Не скучай… - прошептал камаэль.
А затем его взгляд остановился. Рука соскользнула с плеча эльфа и безжизненно упала на пропитанный кровью камень.
Самый жизнерадостный камаэль мира Аден умер…

Лармион и Сарториус сами вынесли тело камаэля из пещер. Поддерживаемые под руки, Мильтроэн и Hravan шли сзади, ничего не видя и не слыша. На поверхности начинался новый день, и краешек солнца недоверчиво золотил мягким светом снежные горные пики.
Погребальный костер собрали прямо здесь. Когда пламя мощно взвилось к небу, гудя и расщелкивая поленья, Мильтроэн молча швырнул в огонь туго набитый мешочек. Игральные кости и немного денег. Stef1k всегда довольствовался малым.
На следующее утро четыре драконьих всадника взлетели в небо, и у каждого в руках было по мешочку с прахом камаэля. Далеко на Севере, среди суровых горных вершин и коренастых гномов… На Юге, где палящее солнце и удивительные звери… На Западе, где бескрайний океан мощно вздымает вечно бурливые волны… На Востоке, где тьма и выжженные земли… Камаэль всегда мечтал побывать в самых дальних уголках мира Аден. Теперь его мечта исполнилась…
Мильтроэн вернулся в родную деревню, чтобы потихоньку вернуть себе утраченные знания и навыки. Hravan отправилась с ним…
Лармион и Сарториус до сих пор где-то в эпицентре конфликтов, раздирающих мир Аден на части…
Лерой все так же сотрудничает с искателями приключений…
Бородач отстроил новый трактир и назвал его «В память о Stef1kе». Там каждую пятницу гостям наливают бесплатного пива, и все пьют за то, чтобы однокрылому и на том свете было так же весело и уютно, как было на этом…

Перед тобою сказание на все времена…
Пришла победа, цена оказалась страшна!
И не вернуть назад друзей хоть на минуту…
В трезвучиях баллад теперь живут они…

(с) Эпидемия, «Сказание на все времена»

@музыка: Та же

@настроение: То же, но еще печальней

@темы: фанфики, творчество, Lineage 2

URL
   

Перо и чернила

главная