Мильтроэн
Продолжаем помаленьку

Колючие ветви больно хлестали по лицу. Альтер со стоном тащил непослушное тело вперед. Культяпки ног, от трения о грубые протезы, распухли и при каждом движении причиняли невыносимую боль. Человек буквально полз на коленях, сцепив зубы, и стараясь не потерять сознание на последних метрах.
Теплая кожанка давила на плечи. Мышцы ныли от постоянного напряжения, а перед глазами то и дело вспыхивали кровавые пятна.
- Простите меня, - шептал Альтер, медленно продвигаясь вперед. – Я предал вас, друзья…
В мозгу одна за другой картины того страшного дня. Гибель лучших друзей. И смех. Невыносимый смех железного чудовища в черных доспехах.
Лес грозно роптал, передавая от дерева к дереву страшные новости. Печать Тьмы легла на каждое живое существо, и от ее присутствия яркие краски разлетались, как стаи вспугнутых воробьев.
Человек медленно брел сквозь чащу. Тяжелые, густые капли крови усеивали его путь. Они стекали по шероховатой поверхности деревянных протезов, пропитывали собой землю, пятнали растрепанный мох. Альтер стонал, его качало из стороны в сторону, и если бы не такие надежные и родные стволы деревьев, то кто знает, сумел бы он забраться так далеко?
Впереди на тропу грозно шагнул могучий Древень. Луна загадочно посеребрила редкую листву на узловатых руках, скользнула мертвенным бликом по усталому лицу человека.
- Ты… к нему..? – проскрипел Древень, растопыривая руки-ветви. – Ты… не пройдешь…
Альтер судорожно закашлялся. Где-то в груди сипело и клокотало, а изо рта разлетались кровавые брызги. Он тяжело оперся о дерево и слабо улыбнулся.
- Я с подарком, Древень…
Альтер медленно отогнул ворот кожанки. Древень некоторое время молча разглядывал «подарок», настороженно поскрипывая древесными пальцами. Наконец Страж Леса неторопливо сдвинулся с тропы.
- Проходи… человек…
- Спасибо, Древень… - сипло поблагодарил Альтер.
Еще несколько сотен шагов. Боль при каждом шаге, тупая и нерассуждающая, от которой хотелось скорчиться и выть, царапая руками землю. Человек падал, поднимался и снова падал, но упрямо продолжал ползти вперед.
Впереди открылась широкая поляна. Посредине врос в землю массивный мраморный постамент с ободранными краями. Перед ним Черный Рыцарь принимал присягу. Альтер застонал, но теперь уже не от боли в ногах. Мэр Глудио. Мэр Диона. Управляющий Гирана. Капитан стражи Руны. Десяток влиятельных персон из рода людей. Все здесь, в одинаковых черных одеяниях. Все ждут своей очереди, дабы поклониться Черному Рыцарю и принести вассальную клятву.
На треск ветвей человек, стоящий на коленях перед Черным Рыцарем, обернулся и Альтер узнал заказчика, к которому с отрядом своих людей пробирался через лес. Эх, Кельзалас, как же ты был прав! Прости меня, мой добрый друг, что не послушал, что взялся за эту проклятую работу!
- Ты! – пророкотал Черный Рыцарь. Он, с мечом в руке, даже забыл о присягающем. Багровые глаза с ожиданием впились в фигуру человека на протезах.
Альтер сделал шаг вперед и рухнул на мокрую траву. По щекам текли жгучие слезы.
Черный Рыцарь одной рукой схватил человека и приподнял над землей. Снова, как и в тот день, Альтер почувствовал невыносимый ужас и холод Смерти. Но теперь эти чувства столкнулись в его душе с чем-то вроде протеста.
- Ты видел его? – прогрохотал Черный Рыцарь.
- Да… - едва слышно прошептал Альтер. Он молча вознес хвалу Эйнхазад за то, что догадался спрятать «подарок» под кожанкой.
- А меч? Ты видел у него меч?
- Нет… - прохрипел Альтер. – Меча с ним нет…
- Хорошо! – громыхнул Черный Рыцарь, и что-то вроде облегчения послышалось в его сильном голосе.
Он разжал руку, и Альтер тяжело упал на землю. Ноги пронзила настолько дикая боль, что человек взвыл, и, ухватившись за залитый теплой кровью протез, покатился по траве.
Среди людей в черных одеждах пронеслись смешки. Кто-то негромко зашептал соседу, тыкая пальцем в человека на траве.
Альтер замер и медленно поднял голову. Отыскал взглядом лица смеющихся и просто смотрел, до тех пор, пока они не затихли. А затем он встал.
Что-то древнее и мощное поднималось в груди Альтера. Шаг вперед он сделал сам, уже отстранившись от боли. Сердце мощно забилось в груди.
- Спасибо тебе, Миль… - зашептал он. – За то, что твои протезы позволили мне дойти… Спасибо тебе, Stef1k – ты объяснил мне, что к чему… Спасибо вам, Коэдрэль и Rugord – вы спасли мне жизнь. Спасибо тебе, Кельзалас – даже мертвый, ты даешь мне силы, мой друг…
Альтер сделал еще шаг вперед и распрямился. И все, кто видели сейчас его глаза, все эти ублюдки и предатели отступили назад. Им стало страшно, так страшно, что кровь застывала в жилах, ибо не человек смотрел на них. Оттуда, из глубины зрачков, на них презрительно глядел сам Грэн Каин.
- Эйнхазад, дай мне силы! – страшным голосом закричал Альтер и распахнул кожанку. С внутренней стороны страшно заблестели в свете луны гномьи мины.
- Смертный! – загремел Черный Рыцарь. – Ты решил умереть?
- Нет, Рыцарь, я решил жить! Хоть секунду, но жить правильно. А вы, мрази, уже не увидите света Солнца!
Альтер с силой ударил по мине. Время застыло, и человек увидел всё. Увидел дикий страх на лицах предателей. Увидел, как Рыцарь отступил на шаг, до сих пор не веря в случившееся. Увидел рассвет… Первые лучи Солнца нежно золотили верхушки высоких сосен, и Тьма медленно отступала…
А затем был взрыв…

- Миль! Миль, открывай! – орал Коэдрэль, долбая кулаком в дверь.
- Давай я! – предложил Rugord, еще не отошедший от недавней схватки и потому рвущийся что-нибудь сломать, раздавить или, на худой конец, просто пнуть.
Темный эльф с сомнением оглядел массивную фигуру орка и отступил на шаг.
- Дерзай, Руги…
Орк примерился, отошел на три шага и с криком «Банза-а-ай!!!» понесся на дверь, выставив плечо вперед. Треск, грохот, обломки древесины, испуганно взлетевшие в воздух, и зеленая фигура исчезла в темном проеме.
- Надо же, открыл… - удивлено хмыкнул Коэдрэль.
Из дома послышались металлический лязг и вопли протеста. Коэдрэль рванул внутрь и застыл на пороге. Какой-то незнакомый темный эльф яростно охаживал ошалевшего Rugordа сковородкой по голове. При каждом ударе раздавался звон, будто ударяли колотушкой по пустому ведру.
Темный эльф отшвырнул сковородку, схватил орка за грудки и встряхнул, словно щенка.
- Деньги! – прорычал он прямо в зеленое лицо.
- Какие деньги? – жалобно простонал Rugord.
Темный эльф снова потянулся за сковородкой. За его спиной возник Мильтроэн, облаченный в боевую броню.
- Stef1k! – рявкнул светлый эльф. – Это НЕ ТОТ орк, который у тебя деньги занимал!
- Правда? – сконфуженно переспросил темный эльф. Он аккуратно отпустил Rugordа. – Извини, орк… Я, того… Перепутал малость…
Руги осторожно пощупал несколько новых шишек на голове. Темный эльф озабоченно порылся в карманах и, после непродолжительных поисков, извлек на свет нечто, напоминающее кирпич, только раза в три тоньше.
- На печеньку! – дружелюбно сказал Stef1k, протягивая орку неизвестный предмет. – Вкусная! Наверное…
Он посмотрел на немного дезориентированного орка и, заговорщицки приобняв зеленую тушу, намекающе произнес:
- Кстати, не хочешь занять немного денег в долг? Я тут недавно выиграл в кости у здешнего мэра кругленькую сумму…
Мильтроэн безнадежно махнул рукой и шагнул к Коэдрэлю, до сих пор топтавшемуся на входе.
- Коэ! А, вижу, вы нашли книгу… Хорошо. Мне и моему другу нужно отлучиться на несколько дней. Слушай меня внимательно!
Коэдрэль замотал головой и жарко заговорил, размахивая руками:
- Миль, там такое твориться! В Глудио подземные твари появились, весь город бьется против них! А твой Лус, между прочим, так ловко с кинжалом…
- Я знаю, - прервал его светлый эльф. Мильтроэн озабоченно поправил пряжку на поясе. – И потому тебе, Коэ, сейчас надо вернуться к Лусу с важными вестями…
- Что, опять???
- Опять, Коэ. Передай ему слово в слово. «Лус, собирайте кланы». Запомнил?
- Чего уж тут не запомнить, - буркнул темный эльф и послушно повторил. – «Лус, собирайте кланы». Миль, а зачем кланы собирать?
За светлого эльфа ответил Stef1k.
- Слыхал, что тебе тот человек про Черного Рыцаря рассказывал? Мол, железяка ходячая с дорогущим мечом? Так вот, этот Рыцарь просто обязан уничтожить все сильнейшие кланы Адена…
- Бред! – пробасил орк, вывернувшись, наконец, из цепкой хватки Stef1kа. – Если он начнет уничтожать кланы, то все остальные объединяться и покажут ему Кузькину Мать!
- Верно мыслишь, Руги, - похвалил орка Миль. – Поэтому Рыцарю важно уничтожить все сильнейшие кланы разом.
- Ну так они разом ему и накостыляют! – парировал Rugord.
- Какой сообразительный орк! – восхитился Stef1k. – Деньги не берет, думает быстро и почти правильно. Миль, ты где таких находишь?
- Места знать надо, - откликнулся светлый эльф. – Коэ! Просто иди и передай. Если тебе так интересно, что к чему – почитай книгу. Знание – сила…
- Знание – занудство! – возразил Stef1k. – Ты, наверное, много книжек читал, потому таким умным и скучным вырос!
- Я вот щас кому-то подзатыльники навешаю, - беззлобно усмехнулся светлый эльф.
- Эээ, пора нам, Миль, ага? – спросил Stef1k, переводя разговор с опасной темы.
Мильтроэн критически оглядел друга.
- Ты так пойдешь?
Stef1k перевел взгляд на босые ноги и, тихо ойкнув, метнулся к шкафу с одеждой. Загремело, затрещало, и темный эльф, вывалив попутно на пол целую гору тряпья, вскинул над головой в победном жесте пару удобных кожаных сапог.
- Миль, зачем собирать кланы? – требовательно переспросил Коэдрэль.
Светлый эльф мазнул по нему отстраненным взглядом, озабоченно провел ладонью по лезвию меча, стремясь прочувствовать холодную сталь, и лишь потом ответил вопросом на вопрос:
- Что будет через три дня, Коэ?
Темный эльф беспомощно пожал плечами и посмотрел на орка. Rugord почесал затылок и неуверенно ответил:
- Битвы за землю?
- Молодец, - ответил Мильтроэн, вкладывая меч в ножны на поясе. – Stef1k, долго тебя еще ждать?
- А я уже тут! – радостно ответил темный эльф, притопывая новенькими сапогами. – Удобные, заразы! Хорошо, что я не стал орком, а то бы не налезли…
- Идем уже? – нетерпеливо спросил Миль.
- Конечно! Где, говоришь, мой меч?
- Там, где мы тебя сожгли. Лармион лично вложил его в расселину в скале и завалил камнями, чтобы не сперли.
- Вы вообще наглые люди, Миль! Сожгли меня, даже не спросив! А может я хотел обратно в свое тело вернуться?
- Кто ж знал, что ты и после смерти от меня не отстанешь?
Светлый и темный эльфы быстро спустились с крыльца и зашагали по направлению к Гирану. Отойдя на десяток шагов, Мильтроэн обернулся на ходу и крикнул, махая рукой:
- Коэ! Двери не место поставить не забудьте!
Коэдрэль с тоской оглядел разнесенную в щепки молодецким ударом орка дверь, затем перевел взгляд на книгу в руках.
- Читай вслух! – попросил его Rugord, устраиваясь поудобнее в мягком кресле.
И темный эльф начал читать…

«…Шиллен проиграла битву Богов. Драконы, ее дети, нашли последнее прибежище в глубоких пещерах. Армии демонов в великом страхе разбежались по землям Адена, не столько сея ужас среди смертных, сколько вызывая жалость.
Но Богиня темных эльфов не думала сдаваться. Снова и снова плела она изящные нити интриг и заговоров. Снова и снова Тьма расползалась по земле, пропитывая ядом некогда мирные края.
Темная Богиня знала, куда нанесет следующий удар. Велика сила Грэн Каина, и настолько же огромно его непомерное самолюбие. Люди, казалось бы, слабейшие и никчемнейшие из живых существ, все же сумели обрести силу. Их создатель гордился успехами своих детей. И именно люди стали следующей жертвой коварной Богини.
Вновь были собраны могучие армии демонов. Драконы, услышав властный голос Матери, расправили крепкие крылья и взвились в небо. Но не Боги на этот раз интересовали чудовищ. Их целью стали люди.
Огнем прошлась по Адену армия демонов. Напрасно взывали испуганные люди к Эйнхазад. Великая Богиня не могла помочь там, где требовалась мощь и ярость. И тогда люди обратились к Грэн Каину.
Бог помнил о последствиях своего вмешательства. Помнил, как от могучих ударов его молота сам мир Аден чуть не канул в небытие. Помнил, какая участь постигла Гигантов. Слишком хрупка оболочка этого мира, и слишком большие силы клокотали в Грэн Каине. Он не мог вмешаться лично, но и оставить своих детей в беде не позволяла ему великая гордыня.
Он принял решение. Часть своей силы заключил он в простое оружие смертных – меч. Всю свою заботу вложил он в рыцарский доспех. А затем выбрал Грэн Каин своего избранника. Элисил. Сильный и красивый парень, молодой, но не по годам рассудительный. Он один тащил на своих плечах и престарелую мать, и безалаберного брата-пройдоху.
Грэн Каин принял образ простого смертного, странника, измученного жаждой и голодом. Приветливо встретил его Элисил. Приютил, обогрел и накормил. И в который раз поразился Грэн Каин, насколько же противоречивым, способным как на мерзкую подлость, так и на небывалые взлеты духа, вышло его творение. Великий Бог открыл Элисилу причину своего появления, а затем передал меч и доспехи. Так Элисил стал Белым Рыцарем.
Шиллен торжествовала. Все шло так, как задумано. Силен был Белый Рыцарь, огромная мощь заключалась в его мече. Мощь Грэн Каина. Мощь разрушения! С непередаваемым восторгом наблюдала Богиня за тем, как гибли от его руки верные демоны, как одним взмахом смертоносной стали загнал Рыцарь Драконов обратно во тьму пещер. Коварный план медленно, но верно воплощался в жизнь.
Легкие победы окрылили Белого Рыцаря и вскружили ему голову. И тогда Шиллен вмешалась сама. Простой девушкой сошла она в мир Аден. Невыносимо прекрасной, чистой и невинной. Как может смертный противиться силе Богини? Белый Рыцарь был околдован красотой и умом незнакомки. Как зачарованный, он забыл обо всем – о друзьях, о матери, о брате. Лишь чувство долга еще теплилось в его сердце, сопротивляясь чужеродному натиску. Но однажды Богиня сломила последнее сопротивление.
Выкованный глубоко под землей, черный как ночь и крепкий, как сама земная твердь – Черный доспех стал свадебным подарком Шиллен. Элисил безропотно принял его. Но едва лишь человеческого тела коснулся пропитанный подземным ядом металл, как его сознание навеки оказалось в плену темной Богини. Шиллен ликовала! Всю свою злобу и ненависть вложила она в меч Грэна Каина и, переплетясь с силами Бога, образовали они угрозу, смертоноснее Драконов. Так Белый Рыцарь переродился в Черного.
Это было идеальное орудие возмездия. Черный Рыцарь встал во главе армии демонов и повел порождений Шиллен в бой. Гнев Богини стал его гневом, Ее ярость клокотала у него в груди, Ее месть стала смыслом его жизни.
Вновь запылала земля. Крики умирающих коснулись слуха Богов и ужаснулись они, взглянув сверху на мир Адена. Армия Черного Рыцаря не знала пощады. Лишь истребив на корню все создания Богов, Шиллен могла бы успокоиться. А Грэн Каин даже не мог ничего противопоставить, ибо сила его была в мече, что сжимал в руках Рыцарь.
Долго совещались Боги. Наконец пришли они к единому мнению. В жарком пламени Паагрио выковал новый меч и отдал ему часть своей буйной ярости. В водах Евы закалили лезвие, пропитав его силами кроткой Богини. Мафр наточила клинок, дабы был его обладатель так же крепок, как сама Земля. Частичку своей переменчивой натуры вдохнул в оружие Сэйя, чтобы ничто не могло сбить владельца с ног. А Эйнхазад выбрала, кому доверить новый меч.
Брат-пройдоха Элисила, Клод, завсегдатай таверн и любитель женских юбок. Выбитый из привычной колеи переменами, случившимися в брате… Старушка-мать не выдержала позора и тихо отдала душу Богам, а сам Клод медленно спивался в местной таверне. Именно такого человека выбрала Эйнхазад.
Она предстала перед ним в образе матери. Если бы Клод еще умел удивляться, то он бы удивился. Но горечь пополам с алкоголем настолько затуманили его разум, что он безропотно принял меч и выслушал указания. Лишь несколько часов спустя, когда хмель выветрился из буйной головы, он осознал, на что согласился и какую тяжкую ношу взвалил на плечи.
На дне бурной реки отыскал он доспехи. Проржавевшие и облупившиеся, в глубоких вмятинах и потеках ила. Что-то, теплившееся глубоко внутри Элисила не позволило ему уничтожить доспехи, как приказала Шиллен. Он лишь спрятал их под толщей воды. Кузнецы гномов выправили вмятины и перекрасили металл. И наконец Клод, облачившись в сияющую сталь, с мечом в руке, вышел к почти потерявшим надежду народам Адена. Так Белый Рыцарь вновь встал на защиту этого мира.
Первый и последний бой состоялся под стенами Адена. Говорят, над полем сражения вспыхнули две луны – кроваво-красная и снежно-белая. Говорят, само небо сошло с ума, и звезды плясали в вышине безумный танец. А некоторые огненными шарами падали вниз, взбивая землю, словно мягкое тесто. Почва тряслась под ногами, и кипящая кровь земли выплескивалась фонтанами из недр вулканов, заливая поле битвы.
Все свободные народы Адена, ведомые Белым Рыцарем, вышли на бой. Их присутствие давало защитнику сил и наделяло его меч титанической мощью. А полчища демонов своей яростью подпитывали клинок Черного Рыцаря.
Два брата сошлись не на жизнь а на смерть. Говорят, их бой длился несколько суток. Говорят, они были размером с гору. Говорят… Говорят… Говорят…
Белый Рыцарь победил. В отчаянии от смерти брата, он воззвал к Грэну Каину и потребовал для Элисила надлежащей усыпальницы. Сами Боги обратили тело Черного Рыцаря в мрамор и спрятали в дремучей чаще. А Белый Рыцарь… о нем известны лишь самые странные слухи. Кто-то утверждает, что он мирно и счастливо дожил свой век и умер, окруженный почетом и уважением. В некоторых сводках упоминается имя Клода среди жертв Чумы, одно время бушевавшей среди людей. Истины же не знает никто…
Впрочем, это не более чем легенда. И даже сама правдивость изложенной выше истории не подтверждена абсолютно ничем…
»
На полях темнеет карандашная запись, сделанная явно рукой ЛусАведуса. «По некоторым версиям легенды Грэн Каин наделил Белого Рыцаря проклятием перерождения. Умерев, Клод вновь возрождается, уже в другом теле. Оба меча утеряны. Белый Доспех пропал. Монумент Черного Рыцаря стоит в лесах Диона. Так все-таки сказка или правда?»

Перчатки приятно холодили кожу. Темный эльф легонько шевельнул пальцами и улыбнулся. Холодный отблеск занимающегося рассвета проник сквозь широкое окно и посеребрил магическую робу. Яркие искорки запрыгали по блестящей поверхности. Темный эльф со вздохом обернулся на скрип двери. Маленькая гномка с сердитым лицом прошла через комнату и остановилась перед ним, подбоченясь. В руках малышки рассыпал магические искорки жезл.
- Вот! – сказала гномка, протягивая эльфу оружие. – И только попробуй еще раз поцарапать! Заставлю самого полировать!
Темный эльф примиряюще улыбнулся.
- Не бузи, Ришка.
- С вами не побузишь, как же, - буркнула гномка, но в ее широких глазах прыгали лукавые смешинки. – Только оставишь на секунду – уже что-нибудь сломали или попортили!
- Ох, Ришка, ты же знаешь, мы без тебя как без рук!
- Ты хвали, хвали… А еще лучше – сходи на рынок и купи мне новые кузнечные мехи. Ларм, я уже неделю намекаю, что в старых дырок больше, чем в муравейнике!
- Да-да, Ришка, куплю обязательно… А где остальные?
- На башне вся ваша шайка. Обозревают, так сказать.
- Что, и Рауна тоже? – не поверил темный эльф.
- А ты Рауну не трожь! – взвилась гномка. Ее глаза рассерженно заблестели. – Болеет она! Нечего было отправлять на такое сложное задание хрупкую эльфийку!
- Да не отправлял я! – попытался оправдаться темный эльф, выставив перед собой ладони. – Она сама без приказа сунулась…
- Да знаю я, как ты не отправлял! – заявила гномка. – Целый месяц ни одного задания не поручил. Даже у меня бы руки зачесались!
Темный эльф нахмурился.
- Вас, женщин, не поймешь. Даю задание – не нравится. Не даю – тоже не нравится. Ладно, пускай выздоравливает. Я к ней потом зайду.
Темный эльф быстрым шагом пересек комнату и вышел в покрытый полумраком коридор. Вслед ему полетел задорный крик гномки.
- Ларм, цветы не забудь, когда навещать пойдешь!
- Посмотрим…
Пугающие мрачностью и космами паутины в углах коридоры. Редкие факелы в стенах, слабо освещающие ветхую кладку. Хранитель Лармион сосредоточенно шагал по запутанным хитросплетениям ходов замка Асакуры по направлению к башне. Самый высокий обзорный пункт, с которого открывается чудесный вид, а небо нависает настолько близко, что кажется, только подними руку – и облака влажной пеной коснутся ладони.
На смотровой площадке толпилась почти весь костяк Асакуры. Зан и Морио, облокотившись на каменное ограждение, о чем-то тихонько переговаривались. Темная эльфийка Касуми сидела на стуле сразу у подъемного люка. У ее ног свернулся клубком волк Морио и негромко порыкивал от удовольствия, когда изящные пальцы касались густой шерсти.
- Какие новости? – нарочито бодрым голосом поинтересовался Лармион, ступив на каменные плиты смотровой площадки.
- Сам взгляни, - хмуро отозвался Зан.
Лармион со стесненным сердцем подошел к ограждению и посмотрел вдаль. Там, где раньше острые пики гор с треском прорывали борта облачных кораблей, клубилась антрацитовая туча. До башни доносились приглушенные раскаты грома, а в утробе сгустка мрака изредка вспыхивал свет, словно за тонкой занавесью работал портал. Земли, на которые падала зловещая тень, показались Хранителю Асакуры выцветшими, блеклыми, словно вся жизненная сила ушла куда-то, уступив место черно-белому безмолвию.
- Это уже совсем нехорошо, - процедил Лармион.
Морио отошел от Хранителя и остановился возле своего волка. Тот посмотрел на хозяина и с протяжным вздохом положил лобастую голову на колени темной эльфийки, просительно заглядывая ей в глаза. Касуми мелодично рассмеялась и принялась чесать волосатика за ушами.
- Предатель! – обвиняющим тоном произнес Морио и полез в карман жилета. Оттуда незамедлительно высунулась маленькая хомячья головка. Светлый эльф умильно улыбнулся и пощекотал карманного любимца. Хомячок был его гордостью и головной болью всего отряда, так как имел жутко вредную привычку во время охоты выскакивать из своего маленького убежища и играть в игру «Убеги от хозяина».
- Какие вести от других кланов? – поинтересовался Лармион. С тех пор, как Рауна заболела, ее обязанности дипломата негласно взял на себя Zanril.
Светлый эльф неопределенно пожал плечами.
- Кланы недоумевают. Сегодня всем дипломатам пришло письмо одного содержания. Тебе зачитать или кратко суть?
- Кратко суть.
- Ну тогда слушай. Если совсем уж кратко – через два дня кланы не должны сражаться друг с другом за замки.
Лармион от неожиданности поперхнулся воздухом.
- Чего-чего? Что за бред?
- Бред, - согласился Зан. – Но письмо написано от имени Мильтроэна. Ах да, на нем еще стоит подпись ЛусАведуса.
- А ЛусАведус это…
- Дипломат клана Scara, - закончил за Хранителя Zanril.
- Совсем ничего не понятно, - озадаченно произнес Лармион. – Я бы решил, что это розыгрыш. Но те тучи не дают мне покоя. Что-то в них… неправильное… Зловещее, я бы сказал…
- Ларм… Я думаю, нам следует подготовиться? – осторожно спросил Зан.
Темный эльф хищно улыбнулся.
- Мы всегда готовы!
Ветер трепал волосы Хранителя. Ветер перемен. И гремел гром в странной туче. Что-то зловещее было в том громе…
- Братство Черной Скалы, небось, ликует, - проворчал Хранитель Асакуры. – Тьма надвигается…
- Да вроде говорят, что Сарториус первым согласился на предложение Мильтроэна и ЛусАведуса, - осторожно ответил Зан.
- В жизни не поверю! – фыркнул Лармион, сжав кулаки. – Сарт хитер, как лиса. Уверен – он что-то замышляет!
- Ларм! – укоризненно произнесла Касуми, не прекращая чесать балдеющего от удовольствия волка. – Не будь таким мнительным! Учись видеть в людях хорошие стороны!
Хранитель Асакуры скорбно покачал головой.
- Я вижу хорошие стороны, Касуми. Но я так же помню и о плохих.
Лармион бросил последний взгляд на темнеющую угрозу в небе и отвернулся.
- Слушайте меня, друзья! Готовьте жезлы и мечи! Точите клинки и копите силу! Асакура выходит на тропу войны! Да, и… Зан – купи Ришке кузнечные мехи на рынке!
- Почему я??? – удивился Zanril.
- Потому что ты управляющий, - усмехнулся Лармион.
- Совсем зажрались, - пробурчал Зан и покорно начал спускаться с башни.
Вскоре на площадке стало пусто, и лишь ветер трепал флаги Асакуры…
Зеленые долины, поросшие сочной травой, остались позади, а под ногами извилистой змеей вилюжилась каменистая горная тропа. При каждом шаге мелкие голыши перекатывались под толстой подошвой сапог, и Мильтроэн морщился, когда они с легким перестуком осыпались вниз. Справа и слева поднимались каменистые склоны, изрезанные трещинами от древности, сперва низкие, но с каждым шагом все выше и выше, пока наконец не скрыли собой утреннее солнце.
Зоркий глаз эльфа первым заметил странный отблеск на левом уступе скалы. Мильтроэн требовательно схватил друга за рукав и молча указал на опасное место.
- Чего еще? – удивился Stef1k. – Привал что ли? И сколько же в тебя еды влезает…
- Тише ты! – шикнул на разговорчивого друга эльф. – Смотри внимательней. На уступе справа прыгают солнечные зайчики, словно там лежит осколок стекла…
Темный эльф пожал плечами.
- Подумаешь, стекло кто-то обронил. Я вот, помню, как-то именной платок в спальне оставил…
- Да при чем тут платок?!
- Как это при чем? Я же не в своей спальне его оставил. Потом три дня за мной рассерженный папаша по всему городу бегал. С тех пор я в Хейн ни ногой!
Мильтроэн без лишних слов утащил друга под природный каменный навес.
- Stef1k, я иногда поражаюсь – как ты с такой способностью не замечать ничего вокруг вообще выжил? Это же просто, как дважды два!
- А сколько будет дважды два? – невинно поинтересовался темный эльф.
Мильтроэн глубоко вдохнул, сосчитал мысленно до десяти и медленно, очень медленно выдохнул. Затем посмотрел на друга и четко, по слогам произнес:
- Там. На. Уступе. Лучник!
- Как лучник? И чего ты молчал?!
Светлый эльф уже в который раз пообещал себе при удобном случае привязать друга к дереву в глухом лесу. Stef1ky все равно ничего не грозит, зато волки от его болтовни сами по себе разбегутся и не будут больше топтать огород. Миль некстати вспомнил, что обещал Hravan на днях посадить цветы. Проблема заключалась в том, что непоседливый темный эльф принял цветочные семена за семечки и сгрыз все подчистую буквально на следующий день после отъезда камаэльки…
- Stef1k! Помолчи и слушай меня! Я вскарабкаюсь на скалу, благо она невысокая и вся в трещинах, а ты подстрахуй меня снизу.
- Есть, кэп! – усмехнулся темный эльф.
Уже когда Мильтроэн, аккуратно цепляясь за крохотные выступы, поднялся на высоту своего роста, Stef1k спросил:
- А как мне тебя страховать-то?
- Просто стой внизу, – ответил эльф и добавил про себя. – Чтобы мне падать было помягче…
Взбираться было относительно легко. Ветер, вода и неумолимое течение времени выщербили камень так, что он больше напоминал источенный короедами трухлявый ствол дерева. Эльф осторожно, стараясь не выдать своего присутствия шумом, карабкался наверх, лишь изредка останавливаясь, дабы проверить, на месте ли друг, и не пришло ли ему в голову что-нибудь эдакое. Stef1k послушно топтался внизу, развлекая себя выкладыванием из камешков под ногами странных геометрических фигур. Это занятие настолько увлекло темного эльфа, что он даже не обращал внимания на изредка сыпавшиеся на макушку камни.
Последний рывок позади, и вот Мильтроэн замер на вершине плоского как блин плато. Под ногами лишь раскаленный солнцем камень и ни намека на растительность. Светлый эльф, пригнувшись, прокрался к подозрительному уступу. Так и есть! Чуть ниже, удобно расположившись на маленькой площадке, примостился человек. Крепкий лук с натянутой тетивой и россыпь стрел лежали рядом. Одна стрела нависла почти над самым краем, и на ее стальном наконечнике плясали яркие солнечные зайчики. Похоже, разбойник настолько разморен жарким солнцем, что не заметил ничего подозрительного.
Мильтроэн осторожно вытянул меч, который во время скалолазания предусмотрительно прикрепил на спине. Острое лезвие легонько коснулось шеи человека и замерло, слегка натянув кожу.
- Только тихо… - предупредил эльф. – Одно движение и ты труп. Отвечай – сколько вас? Где остальные?
- Я… Я ничего не скажу! – запротестовал разбойник.
Эльф небрежным пинком столкнул лук и стрелы вниз.
- Следующим я вышвырну тебя.
Разбойник испуганно сглотнул.
- Там… Там невысоко!
- Невысоко, - зловеще согласился Мильтроэн. – Зато внизу тебя уже ждет мой друг. Поверь, это настоящее чудовище! Машина для убийств! Даже у меня кровь стынет в жилах, когда я вижу то, что этот темный эльф проделывает с типами вроде тебя!
Человек мелко-мелко затрясся.
- Если я выдам тебе своих, то меня убьют!
- Вот видишь, всего лишь убьют! – продолжал запугивать эльф. – А вот если не выдашь, то мой друг сыграет с тобой в кости! За каждый проигрыш он будет отрезать тебе палец. Потом отрежет уши. А затем…
- Хватит! Хватит! Я все скажу, только пощади!
Мильтроэн незаметно улыбнулся и убрал меч от шеи человека. Тот обернулся, и на эльфа взглянули переполненные страхом светло-водянистые глаза. Губы разбойника тряслись, словно от жуткого холода, руки он молитвенно сложил на груди. Эльф отступил на шаг, готовый при малейшем признаке опасности ударить мечом.
- Ну! Говори!
- М-мы просто собираем налог за проход! Да, так Горт говорит! Мы даже не убиваем никого, нет-нет…
- Кто такой Горт? – спросил Мильтроэн, для верности качнув острие меча.
- Он наш главарь! Он забирает половину того, что мы насобираем! Но мы никого не убиваем, клянусь!
Мильтроэн усмехнулся:
- А если у прохожего нет денег? Отпускаете?
- Да, только немного помутузим для верности и отправляем обратно! Мы никого не убиваем! А я тут сижу лишь для того, чтобы предупредить, если вдруг стража заявится, или кто похуже!
Разбойник лепетал и лепетал, корчась от страха и не отрывая взгляда от лезвия меча в руке у эльфа. Мильтроэн поморщился, бросил сухо:
- Заткнись. Я тебе верю. А теперь показывай, как отсюда спуститься. И говори, как обойти вашу засаду. Мне время дорого.
- Конечно-конечно, господин! – запричитал человек, кланяясь так, что чуть не расшиб себе лоб об острые камни. – Обойти легко! Нужно просто идти не по дороге, а по гребню скал! У нас нет больше наблюдателей, мамой клянусь!
- Ты еще бабушкой мне поклянись, - процедил эльф. – Как спуститься?
Человек трясущимися пальцами указал на край уступа. Там виднелась крепкая веревка, обмотанная вокруг массивного камня. Мильтроэн с сомнением покачал головой и вытянул вперед руку с мечом.
- Обвязывайся!
- Что?
- Обвязывайся другим концом. Спустишься первым, я за тобой. Мне нужна гарантия, что не убежишь.
Разбойник часто-часто закивал головой и дрожащими пальцами уцепился за веревку, словно за спасательный круг в бушующем океане.
- Готово! – спустя несколько минут сказал он.
- Лезь давай, - приказал эльф. – И смотри, без глупостей!
Человек тяжело перевалил через край и начал спускаться вниз, цепляясь непослушными пальцами за веревку. Когда он коснулся подошвами земли, Мильтроэн ухватился за туго натянутый канат и, в одно движение спрыгнув с уступа, лихо соскользнул вниз. Ладонь взорвалась резкой пульсирующей болью. Эльф поморщился и, пока бандит неумело распутывался, использовал врожденную способность к заживлению мелких ран.
- Иди впереди! – скомандовал Мильтроэн.
Человек послушно засеменил туда, где Stef1k до сих пор пытался выложить из камней какую-то абракадабру. На звук шагов темный эльф вскинул голову.
- А, Миль! Кого это ты привел? Впрочем, неважно. Эй, ты! Не хочешь в кости сыграть? Я тут недавно…
Услыхав про кости, человек как-то странно вспикнул и, резко обмякнув, бесчувственно шлепнулся на тропу. Stef1k озадаченно покрутил головой.
- Чего это он?
- Да так, - усмехнулся Мильтроэн. – Наверное он из этих… Противников азартных игр…
- Ну дела! – протянул темный эльф, озадаченно почесывая затылок. – И что с ним делать теперь?
- Да пускай пока тут полежит. Нам пора, Stef1k!
Мильтроэн развернулся и быстрым шагом направился обратно, к месту подъема наверх. Темный эльф осторожно толкнул разбойника носком сапога, но тот пребывал в продолжительном и глубоком обмороке. Stef1k пожал плечами и припустил вслед за другом…

Ровная, продуваемая всеми ветрами, площадка с выжженным пятном посередине открылась перед друзьями ближе к полудню. В скале напротив одиноко чернел проход в злополучную пещеру. Перед глазами светлого эльфа на секунду встали картины развернувшихся здесь событий, такие яркие, словно все случилось лишь вчера. Бой в пещере… История Брагета… И костер… огромный погребальный костер, в котором исчез жизнерадостный камаэль. Исчез, чтобы вернуться вновь…
Stef1k критично осмотрел оплавленный камень.
- Красивое место, - одобрительно хмыкнул он. – Солнышко светит. Птички поют. Одобряю! Значится, тут вы меня и сожгли?
- На этом самом месте, - глухо ответил Мильтроэн. – Пламя взвилось до небес, поджигая облака, и редкие стаи птиц испуганно разлетелись, подпалив крылья…
Темный эльф испуганно выставил перед собой ладони.
- Миль! Ты мне тут брось стихи читать. Или что ты там бормочешь? Давай, показывай уже, куда вы мой меч заныкали и свалим отсюда.
Мильтроэн сделал несколько шагов вперед и остановился перед каменным холмом в два эльфийских роста. Там, под крупными глыбами, покоился меч камаэля. Асакура потратила несколько часов, чтобы натаскать такое количество каменюк и выложить из них что-то, напоминающее погребальный курган.
Stef1k мгновенно оказался рядом. Смерил холм оценивающим взглядом и возмущенно завопил:
- Да вы совсем охренели?! Тут работы не меньше чем на час! А то и два!
Мильтроэн усмехнулся и, не говоря ни слова, полез наверх. Когда до верхнего валуна оставалось совсем чуть-чуть, вся каменная гора внезапно содрогнулась. Откуда-то изнутри пошел странный вибрирующий гул. Камень, за который цеплялся светлый эльф, вдвинулся вовнутрь, словно хомяк, забившийся в норку, и Миль, не ожидавший такого поворота событий, очутился на земле, крепко приложившись плечом и согнув доспех.
- Землетрясение что ли? – озадачился Stef1k, помогая другу встать. – Не ушибся?
Мильтроэн со стоном потер плечо и замотал головой.
Камень под ногами тряхнуло сильнее. Курган перед друзьями задвигался, словно живое существо. Огромные валуны начали уплотняться, притягиваемые неведомой силой друг к другу. Не прошло и минуты, как перед ошарашенными эльфами высился… голем! С непропорциональным телом, составленный из небрежно подогнанных камней, но все же голем. На верхнем приплюснутом валуне, заменяющем существу голову, обозначились глаза и рот. Словно трещина в камне, распахнулась пасть, и до друзей донесся низкий, вибрирующий голос. Так, наверное, заговорила бы мостовая, если бы ей дали такую возможность:
- Вы кто такие?
Темный эльф нахмурился.
- Что значит «кто такие»? Это ты что такое, каменюка? Давай без всяких там штучек-дрючек, просто отдай нам меч, и разойдемся по-хорошему. Идет?
- Меч? – удивленно проскрипел голем. Было слышно, как внутри у него трутся друг о друга камни, раскалываясь в щебень.
- Меч! – ответил Stef1k и для наглядности обрисовал в воздухе нечто среднее между батоном колбасы и женскими формами. – Понимаешь, каменюка? Штука такая! Острая, что прям ой-ей-ей! Ты на нем сидишь своим каменным задом! Будь добр, переместись куда подальше, а?
- Здесь меча нет! – прогрохотал голем. Два отверстия, заменявшие ему глаза, начали наполняться фиолетовым свечением.
- Ох, чует мое сердце, не к добру это… - пробормотал Мильтроэн, отступая на шаг назад.
- Как это нет? – насупился Stef1k. – Ты мне зубы не заговаривай! Говорю есть, значит есть! Под тобой! Или в тебе, какая мне разница? Длинный, вытянутый, плоский. Ну как тебе еще объяснить? Колбасу им хорошо резать! Или вместо зеркальца смотреться! Понимаешь, нет?
Голем выпрямился и стал еще выше ростом. Внутри у него до сих пор что-то перестраивалось, с глухим стуком перекатывались массивные глыбы. На окончаниях длинных рук образовались пальцы, составленные из мелкой гальки. Фиолетовое свечение в глазах стало ярче, а щель рта расширилась.
- Здесь меча нет! – повторил голем. – Только мое Сердце!
- Да не нужно мне твое сердце! – закричал Stef1k, начиная терять терпение. – Отдай меч и разойдемся! Ты вообще откуда такой непонятливый вылез?
- Я был камнем, - медленно поскрипел голем. – Меня по частям принесли сюда и сложили на Сердце. Я – охранник Сердца! А вы – уходите!
Мильтроэн ухватил друга за плечо.
- Кажется, я сообразил, - сказал он и крикнул, обращаясь к голему. – Твое сердце не такое как ты, да? Оно похоже на ветвь дерева, но гораздо острее?
- Откуда ты знаешь? – угрожающе прорычал голем. – Ты пришел отнять мое Сердце?
Stef1k недоумевающее покрутил головой.
- Постой-постой… Ты хочешь сказать, что мой меч и есть его Сердце???
- Ну да, - ответил Мильтроэн. – Эй, голем! Извини, но нам нужно твое сердце! Отдай его сам и все будет хо…
Голем оскорблено взревел и выбросил вперед каменный кулак. Светлый эльф едва успел отскочить, как скала на том месте, где он стоял, превратилась в мелкое крошево. Оглушительный треск ввинтился в уши. Голем размахнулся снова.
- Что за хрень?! – заорал Stef1k, отпрыгивая в сторону и, совершив перекат, укрылся за каменной глыбой неподалеку.
Мильтроэн, тяжело дыша, оказался рядом. Его доспех погнулся сразу в нескольких местах.
- Расскажи-ка мне еще раз, где ты взял свой меч?! – прокричал он, стремясь перекрыть злобный рев потерявшего их чудовища.
- Ну так это… Бабушка подарила…
- Какая, к черту, бабушка??? Ты говорил, что это наследство отца!
- Что, правда? Гм, гм… Ну, значит, от отца, ага…
- Stef1k, я тебя сейчас придушу!
Темный эльф осторожно выглянул из-за края укрытия и едва успел втянуть голову обратно, как мимо просвистел увесистый булыжник.
- Меткий, зараза! – восхитился он. – А я все никак понять не мог, куда у меня золотые монеты из карманов деваются? Так у них, оказывается, тоже ноги прирастают…
- Какие, к черту, ноги? Ты о чем вообще?
- Вот у меня какой замечательный меч! – самодовольно заявил темный эльф, словно не слыша друга. – Я даже знаю, что сделаю потом! Буду возле него кости игральные хранить – они потом тоже оживут и будут мне все время шестерки выкидывать!
- Кости?
- Ну да! У меня только один вопрос – если я мечом решу вино в бочке перемешать, то что оживет, вино или бочка?
Мильтроэн со стоном схватился за голову. Сейчас ему как никогда хотелось, чтобы валун, за которым они укрылись, ожил и хорошенько напинал темного эльфа под его хитрую задницу.
- Stef1k, прекрати! Лучше подумай, что делать?
- Как это, что делать? Все очень просто – ты его отвлекаешь, а я в это время сзади разберу его по частям. Камня на камне не оставлю!
Разъяренный рев чудовища заставил прикрыть уши.
- А может, и не разберу… - задумчиво протянул темный эльф.
С той стороны, откуда они совсем недавно пришли, послышался топот множества ног. Мильтроэн торопливо выхватил меч из ножен. Не хватало еще только местных бандитов с не самыми дружелюбными намерениями…
Из-за поворота показался темный эльф, в котором Миль без труда узнал Лармиона. За ним на площадку выскочили Морио, Zanril и Касуми.
- Вы тут что забыли? – заорал Мильтроэн, знаками призывая не подходить близко.
Лармион горделиво выпрямился и провозгласил сильным голосом:
- Асакура никогда не забывает своих друзей! Мы пришли на помощь, дабы…
Следующий камень просвистел в Хранителя Асакуры, заставив того быстро и совсем не пафосно упасть на землю. Его сокланы, благоразумно решив приберечь пафосные речи для более удобного случая, пригибаясь, прошмыгнули к укрытию двоих друзей.
- Ну чего тут? – осведомился Зан, с интересом наблюдая, как Лармион полз к ним, находясь под непрерывным обстрелом булыжниками и умудряясь при этом сохранять горделивую осанку темных эльфов.
- Надо разнести во-о-он ту каменюку! – коротко ответил Мильтроэн. – У нее внутри меч Stef1ka!
- Привет! – запоздало среагировал темный эльф и помахал Асакуре рукой. Затем его взгляд натолкнулся на Касуми, он быстро поправил растрепавшуюся прическу и ослепительно улыбнулся, как крокодил при виде добычи. – Ох, дорогая, ты сегодня ослепительна как никогда!
Темная эльфийка хихикнула. Мильтроэн бросил уничтожающий взгляд на друга, в котором ясно читалось обещание долгой и мучительной смерти, если он сию же минуту не прекратит заниматься посторонними делами. Лармион наконец дополз до укрытия, запорошенный каменной пылью и в пятнах грязи на мантии.
- Миль, где твой щит? – первым делом осведомился он.
Светлый эльф страдальчески закатил глаза и мысленно поклялся по возвращению домой нарисовать на доспехах надпись «щит не ношу!».
- Нету, - ответил он.
- Тебе повезло! – жизнерадостно вклинился в разговор Морио. Он вытянул вперед руки, и оказалось, что все это время светлый целитель прижимал к груди крепкий металлический щит.
Мильтроэн смерил хмурым взглядом кусок металлолома и со вздохом просунул руку в кожаные крепления с обратной стороны щита.
- В общем, так! – принялся раздавать указания Лармион. – Миль, отвлекай его на себя! Морио – ты лечишь, понял? А мы постараемся расковырять этот каменный холмик с глазами. Всем все ясно?
Присутствующие закивали.
- Говорила же мне мама, не будь рыцарем, иди лучше в маги, - пробурчал себе под нос Мильтроэн.
Лармион глубоко вдохнул и резко крикнул:
- Вперед!!!
Мильтроэн выскочил из-за такого надежного укрытия и остановился напротив голема, укрывшись за щитом.
- Эй ты, камнерылый глыбонос! – заорал он, для верности дубася мечом по щиту. – Ну давай, иди ко мне, каракатица!
Злобно затрещал камень, и в сторону светлого эльфа полетел увесистый булыжник. Мильтроэн легко уклонился.
- Это все, что ты можешь? Ну давай, покажи, что ты умеешь!
Голем на секунду замер, а затем с немыслимой скоростью выбросил вперед руку. Мильтроэн дернулся в сторону, но не успел. Каменный кулак с нерассуждающей мощью ударил в плечо, дробя кости. Доспехи смяло жутким ударом, брызнула кровь. На секунду сквозь металлическое месиво проступила ярко-красная, пульсирующая плоть и белые обломки костей, а в следующую секунду края раны схлопнулись, словно ничего и не было.
- Спасибо, Морио! – благодарно крикнул светлый эльф, уходя из-под нового удара.
Зашипел наполненный гулом воздух, и сияющий магический шар, пущенный Лармионом, ударил голема в грудь, заставив того пошатнуться.
- В яблочко! – заорал Stef1k, носившийся зигзагами по полю боя. Он стремился зайти чудовищу за спину, правда, совершенно неясно, для какой цели. Похоже, забыл, что он не камаэль, и в руках не мощный двуручник, которым можно пробивать стены, а острый кинжал.
- Хорошо идем! – подбадривающе крикнул Лармион.
В следующую секунду Миль принял удар голема на щит и улетел вверх тормашками на десяток метров, выбив при приземлении плечо.
- Мазохист хренов, - прорычал он, поднявшись и чувствуя, как магия Жреца Евы скрепляет перебитые кости. – Иди сюда, камнесос! – яростно заорал он, вскидывая щит. – Бить буду, тварь!
Морио лечил, сцепив зубы, и с ужасом чувствуя, как все чаще и чаще накатывают волны слабости. Лармион и Zanril бомбардировали голема магическими ударами, но все было тщетно. Каменное чудовище лишь еще больше злилось, и бедный Мильтроэн еще не превратился в кусок мяса лишь благодаря стараниям лекаря.
- Бесполезно! – закричал наконец Лармион. - Все назад!
- Ага, щас! – не согласился с ним Stef1k, забежавший таки за спину голему и теперь сосредоточенно ковырявший в его каменной спине малюсенькие дырочки. – Еще чуть-чуть и я отколупаю во-о-от этот камешек!
- Stef1k, брысь оттуда! – заорал Мильтроэн, укрываясь щитом от очередного удара. Каменная глыба влупила в металл с такой силой, что светлого эльфа опрокинуло на спину.
Внезапно пропитанный магией и свистом каменных снарядов воздух прорезал боевой рев. Из-за поворота дороги на поле боя выметнулся здоровенный орк с массивным молотом наперевес. За ним неприметной тенью скользил темный эльф с кинжалом.
- Коэ, Руги, я же велел сидеть дома! – гневно крикнул Мильтроэн, пытаясь достать голема мечом. Острая сталь лишь со звоном отскакивала от крепкого камня.
В три широких прыжка Rugord покрыл расстояние до голема.
- БАНЗА-А-АЙ!!!
Мильтроэн вовремя раскусил орочий трюк. Светлый эльф мгновенно присел, выставив щит над собой и уперев его в плечо. Зеленая туша, кажется, вся сплетенная из мышц и сухожилий, в один прыжок очутилась на щите, оттолкнулась и взвилась вверх. Ойкнул распоротый воздух, и в следующий миг орочий молот с грохотом и треском разнес голову голема на множество мельчайших осколков. Каменные глыбы, до того составляющие единое целое, со стуком раскатились по поляне.
Rugord приземлился на ноги, даже не пошатнувшись. Мильтроэн, потирая отбитое плечо, поднялся на ноги, бурча что-то под нос. На том месте, где только что ревел и швырялся камнями разъяренный монстр, тускло блестело на солнце лезвие меча.
- Ну вот, - с облегчением выдохнул Мильтроэн. – Готово. Stef1k, забирай свою железку. Stef1k! Stef1k? Ты где?
Каменная куча неподалеку шевельнулась, и изнутри донесся глухой голос темного эльфа:
- Э… Откопайте меня, кто-нибудь! Ну пожа-а-алуйста!

Место схватки с големом давно уже осталось позади, и небольшой отряд продолжал подниматься по едва заметной тропинке все выше и выше. Впереди шагал Stef1k, непринужденно насвистывая нехитрую мелодию и изредка бросая многозначительные взгляды на Касуми. Камаэльский двуручник свободно болтался за его спиной. За темным эльфом брел Мильтроэн, пытавшийся на ходу хоть как-то выпрямить доспехи, после непродолжительного боя ставшие похожими на измятую жестянку.
- Ларм! – наконец не выдержал светлый эльф. Доспех он так и не сумел выправить. – Ты мне не объяснишь, каким чудом вы оказались в этих горах? Выпрыгнули, как черти из табакерки, в самый нужный момент!
- Никакой загадки тут нет, мой друг, - спокойно откликнулся Хранитель Асакуры. – Мой родовой замок стоит на вершине одной из гор неподалеку. Мы собирались выдвинуться на встречу с ЛусАведусом, и потому заранее провели разведку. Не хотелось бы задерживаться на мелкие разборки с местным отребьем… Потому твой, Миль, маневр не остался незамеченным.
- Вот оно как? – удивился светлый эльф. – А я, грешным делом, думал, что разобрался с тем разбойником без свидетелей…
- От Асакуры ничего не укроется! – наставительно ответил Лармион и для наглядности пафосно взмахнул рукой.
Мильтроэн при этих словах почему-то представил себе огромное огненное око на вершине черной-пречерной башни, что неусыпно наблюдает за темными и зловещими склонами гор. Там, среди глубоких черных складок мелькают призрачные тени врагов… Светлый эльф помотал головой, отгоняя странные видения. Привидится же такая фигня…
- Stef1k! – позвал он друга. – Куда мы на этот раз идем?
Темный эльф с неудовольствием оторвался от созерцания Касуми.
- Чего тебе? Идем и идем. Вперед и выше, как говорится… И вообще…
Stef1k огляделся по сторонам, наклонился к уху светлого эльфа и зашептал:
- Слушай, а ты не в курсе, у Касуми есть кто-нибудь?
- Stef1k! – возмущенно зашипел Миль. – Ты можешь о чем-нибудь другом думать?
- Думать о чем-нибудь другом, когда рядом идет такая ослепительная темная эльфийка? – удивился Stef1k. – Миль, ты меня иногда поражаешь!
Светлый эльф безнадежно махнул рукой и снова занялся доспехами. Солнце напекало непокрытую голову, в бешеном упоении жгло плечи. Сухой воздух наполнился пылью, поднятой ногами путешественников. Откуда-то снизу тянуло едва уловимыми запахами дыма.
Прошло еще полчаса, в течение которых Миль уже наполовину запекся в душном доспехе, когда, наконец, тропинка вывела путников на широкое плато и там уперлась в возвышающийся знаком полумесяца над горой каменный холм.
- Что, еще один голем? – с сарказмом в голосе спросил светлый эльф.
Stef1k внезапно посерьезнел.
- Не совсем, Миль… Но все же, вам лучше отойти назад. Вперед пойду только я…
Мильтроэн, уже готовый сбросить обременительное железо, зачертыхался, проклиная про себя темного эльфа, влипающего в любую неприятность на дороге.
- Может, мне с тобой? – пробасил Rugord, любовно поглаживая рукоять молота. – Вдруг опять придется камни крошить?
Stef1k улыбнулся, светло и чуточку печально.
- Не придется, Руги…
Он развернулся и медленно зашагал к каменному холму у обрыва. Над плато пронесся злой ветер, растрепал непослушные волосы, захлопал складками чародейской робы Лармиона. В ярко-синей вышине негромко загрохотало, утробу далекой зловещей тучи перечеркнула ветвистая молния.
- Кажется, дождь собирается… - автоматически заметил Коэдрэль, поглядывая наверх.
Ветер усиливался, завиваясь вокруг горных пиков, прорываясь в глубокие пещеры и завывая на тысячу голосов. Туча сдвинулась с места и приближалась, медленно и неотвратимо, с нерассуждающей мощью подминая под себя небесную синь. Мильтроэн ощутил, как тревожно забилось сердце, а кровь по жилам заструилась быстрее, яростная и кипящая…
Темный эльф остановился в двух шагах от каменного холма, вскинул голову, пытаясь рассмотреть вершину. Полумесяц нависал над ним, как изогнутый крюк, готовый впиться в незащищенную плоть… Но чтобы достать до вершины, потребовалось бы стать втрое выше…
Stef1k медленно вытащил меч из-за спины. Солнце золотистой волной скользнуло по лезвию.
- Пора… - произнес темный эльф и коротко, без замаха вонзил меч в камень.
Каменный холм задрожал, сверху вниз зазмеилась глубокая трещина, рассекшая утес надвое. Обе каменные половинки на глазах у изумленных путников медленно разошлись в стороны, открывая взору…
Пустоту!
Прямо внутри каменного холма, пренебрегая всеми законами, земными и небесными, открылась обширная пустота, посредине которой висел в воздухе огромный человек. Точнее, он только на первый взгляд казался человеком. В глазницах незнакомца клубился густой серый туман, а все тело расплывалось, словно в неясной дымке. Руки и ноги гиганта обвивали массивные обручи, от которых длинные цепи протянулись к вбитым в камень железным штырям. Мильтроэн удивленно охнул. Часть цепей раскалилась до ярко-вишневого оттенка, по ним пробегали юркие язычки пламени. Другая же часть искрилась крепкой ледяной коркой. Незнакомец был заключен стихиями в камень…
- Привет тебе, Серый… - негромко произнес Stef1k, закидывая меч обратно за спину.
Зазвенели натягиваемые цепи. Незнакомец приподнял голову и всмотрелся в маленькую фигурку темного эльфа. Серый туман в его глазницах не выражал ровным счетом никаких эмоций.
- Что тебе от меня нужно? – ровным голосом спросил гигант, но его слова, казалось, заставили земную твердь съежиться в страхе.
- Ты знаешь, что мне нужно, - все так же тихо ответил Stef1k.
Гигант молчал. Молчал и темный эльф. Высоко в небе туча задела краешком солнечный диск, зашипела, обжегшись, как разъяренная кошка, и пошла охватывать небо черными щупальцами. Ветер завывал над плато. По пыльному камню тяжело зашлепали первые крупные капли.
- Эльф… - наконец выдохнул гигант. В его голосе впервые послышались нотки гнева. – Ты смеешь просить меня об одолжении? После всего, что Они со мной сделали?
Огромная фигура дернулась вперед. Опасно затрещали цепи, удерживающие гиганта, от штырей зазмеилась паутина трещин. Мильтроэн выругался, схватился за меч, не зная, что делать, но чувствуя, как верная сталь придает силы. Гигант подался к темному эльфу, его огромное лицо остановилось всего в полуметре от лица темного эльфа. Stef1k не шелохнулся, все так же глядя в серый туман глаз незнакомца, лишь на его лбу часто-часто пульсировала предательская жилка…
- Видел ли ты Свет, смертный? – прорычал гигант. Дождевые капли проходили сквозь его неясную фигуру и испарялись, не долетая до земли. – Чувствовал ли, как он прожигает тебя насквозь, испепеляя сердце и испаряя кровь?
- Нет… - глухо ответил темный эльф.
Тень накрыла солнечный мир.
- Видел ли ты Тьму, смертный? – еще яростнее спросил гигант. Цепи натянулись, как струна, стремясь удержать неистового пленника. – Чувствовал ли, как она поглощает твое Я, отравляет разум и превращает кожу в ледяную корку?
- Нет… - повторил темный эльф.
- И после этого ты пришел ко мне?
Stef1k спокойно выдержал взгляд гиганта и ответил:
- Да. Я пришел к тебе. Потому что ты познал Свет и Тьму. Потому что ты знаешь, что мне нужно. Потому что только ты можешь мне помочь…
- А ты не боишься, смертный? – насмешливо спросил гигант, возвращаясь на место. Цепи облегченно зазвенели. – Я могу уничтожить тебя одним ударом. Тебя и всех твоих друзей!
Темный эльф покачал головой.
- Нет, Серый, ты так не сделаешь.
- Почему? Что мне помешает?
- Ты сам, Серый. Тот закон, что живет в твоем сердце. И еще – моя вера в то, что ты поможешь…
Фигура гиганта замерцала, как неясная дымка, как мираж, что манит путников в объятия смертоносной пустыни. Черная туча захватила небо, и на плато опустился полумрак. Дождь забарабанил по доспехам Мильтроэна, ветер швырнул горсть воды в лицо. Меч за спиной темного эльфа заблестел под дождем, как серебристая рыбина.
- Ты жив, пока ты веришь… - медленно произнес гигант. – Да, я помню эти слова. Руби цепи, смертный. И верь… Ведь это все, что тебе остается!
Одним движение темный эльф выхватил радостно блеснувший меч и шагнул вперед. Сверкнуло лезвие, небо распороло ослепительной вспышкой. Гром ударил с такой мощью, что путешественников бросило на камень. Сквозь заливавшие лицо струи воды Мильтроэн видел, как гигант, освобожденный от цепей, сделал шаг из своей темницы. За его спиной каменный холм захлопнулся и, медленно накренившись набок, с грохотом исчез в бездонной пропасти.
Давно забытое слово сорвалось с губ гиганта:
- Спасибо…
А затем он просто растаял. Растворился, как растворяется утренний туман под первыми лучами солнца. Stef1k, закинув меч за спину, бросился к друзьям.
- Целы? – на бегу прокричал он. – А теперь ходу отсюда!
- Что это, черт его подери, было? – ошеломленно спросил Мильтроэн, поднимаясь на ноги.
- Некогда объяснять! – выкрикнул темный эльф, устремляясь по тропе вниз, прочь с плато. – Но нам нужно как можно скорее прибыть под стены Адена! Скоро там начнется битва!
- С каких пор ты стал любителем подраться? – удивился Мильтроэн и рванул вслед за другом.
За их спинами осталось пустое блестящее плато, заливаемое хлесткими струями дождя…

мБлизился вечер, когда перед отрядом путешественников выросли и заслонили затянутое тучей небо белоснежные стены Адена. На равнинах высились походные шатры, свирепый ветер трепал разноцветные флаги.
- Сколько народу! – восторженно воскликнула Касуми.
Stef1k нахмурился.
- Народу? Да с меня на днях денег требовать больше толпа собралась, чем тут.
Друзья осторожно спускались с холма по размытой ручьями дороге. Дождь ослабел, превратившись из тропического ливня в серую, монотонную завесу. От земли поднимался пар, вся долина казалась затянутой белесой зыбкой массой.
У самого лагеря до них донесся возбужденный гомон, шум, чьи-то яростные споры. Впереди, под большим, наспех сооруженным навесом гудело пламя костра. Дождь барабанил по грубой ткани шатров, шелестел в глубоких лужах.
Навстречу шагнул ЛусАведус – похудевший за эти несколько дней, с черными кругами под глазами, но со злой решимостью на волевом лице.
- Мы уже начали опасаться… - коротко воскликнул он. – Думали посылать за вами отряд в горы.
- Я всегда немного опаздываю, Лус, - весело отозвался Stef1k. – Рад тебя видеть, дружище! Твой клан в сборе?
ЛусАведус коротко кивнул.
- Клан Scara явился на ваш зов.
- А остальные кланы?
- Клан MGS… не пришел… - глухо начал перечислять Лус. – Клан Империум не пришел… Клан People не пришел… Клан MyWay не пришел… Клан EKLIPTIKA не…
- Стоп-стоп-стоп! – перебил его Мильтроэн, выставив перед собой ладони. – Может, лучше перечислишь тех, кто явился?
ЛусАведус как-то странно усмехнулся.
- Легко. Асакура. Scara. Братство Черной Скалы. Все остальные – лишь кочевники без рода и племени.
Мильтроэн пошатнулся. В глазах потемнело.
- Это все? Все??? Но почему остальные не пришли? Как… Что они ответили?
- Что мы дебилы.
- Что, прямо так и сказали? – заинтересовался Stef1k.
- Это я еще смягчил выражения, - заверил его Лус. – Кланы озабочены лишь замками и землями. Черному Рыцарю останется лишь промаршировать по землям Эльморадена и раздавить сильнейших поодиночке. За одну ночь он уничтожит любую надежду на спасение…
- Не уничтожит, - ответил ему Stef1k. – А теперь, я думаю, надо поднабраться сил перед битвой. Где тут пиво и азартные игры?
Неподалеку Лармион сжал кулаки. В глубине темных глаз метнулась тень сомнения.
- Лус, погоди! – окликнул он дипломата, собравшегося было проводить Stef1ka. – Ты сказал, что Братство явилось на зов?
- Именно.
- Где мне найти Сарториуса?
ЛусАведус махнул рукой в сторону навеса.
- Там. Он толкает какие-то речи о Тьме, о ее уникальной идеологии, о чем-то еще… Мне хоть по долгу службы и положено выслушивать всякую чушь, но я все-таки не выдержал и удрал от него.
Мильтроэн ухватил Ларма за плечо, крепко сжал.
- Погоди, - прошептал он на ухо Хранителю Асакуры. – Не ходи один…
Вода стекала по доспехам светлого рыцаря, сверкающим даже в вечернем полумраке. Волосы мокрыми прядями облепляли голову, глаза сверкали загадочно. Он склонил голову набок, в сомнении пожевал губы.
- Stef1k…
- Чего тебе?
- Идем с нами. Успеешь еще напиться и побуянить. Сперва – дело, потом потеха!
- Зануда, - ответил темный эльф, наморщив нос, но покорно зашлепал по грязи за другом.
Под навесом было тепло и сухо. В центре, у костра, Сарториус вдохновенно излагал основные принципы и идеи своего Братства. Возле него на врытых в землю скамейках восседали Rani и Akhilim, камаэлька и темный эльф. Отблески костра изредка выхватывали из полумрака их лица, пробегали неслышными тенями по доспехам. Остальных членов Братства не было видно.
- У-ух, тепло-то как! – радостно воскликнул Stef1k, заходя из наполненной дождем и ветром улицы в прогретый огнем воздух. – Приветик, Сарт! Все сказки рассказываешь?
Сарториус учтиво наклонил голову в знак приветствия и мягко ответил:
- Рад, что вы с нами. Вместе у нас больше шансов одолеть врага, ведь так?
- Так, - легко согласился Stef1k и сказал, обращаясь к сидящим вокруг воинам. – Друзья, дайте пройти. Вас тут столько набилось, что даже яблоку плюнуть некуда!
Послышались смешки, люди на лавках задвигались. Stef1k подошел к Сарториусу и протянул руку. За его спиной хмурился Лармион, а Мильтроэн незаметно положил ладонь на рукоять меча. Пальцы подрагивали от возбуждения.
- Сарт, друг! – радостно завопил Stef1k. – А помнишь, как мы вместе бандитов мочили? Славное времечко было, да?
Сарториус тонко улыбнулся одной из тех своих улыбок, про которые никогда нельзя было точно сказать, означает она доброжелательность к собеседнику, или же является насмешкой. Мгновение поколебавшись, он протянул свою холеную руку с налакированными ногтями. Rani за его спиной заерзала на лавке, послышался скрежет металла.
- Я помню, Stef1k, - с доброжелательной насмешкой ответил Сарт, пожимая руку бывшего камаэля. – Тогда мы тоже были вместе…
- Жаль, что сейчас мы на разных сторонах, - в тон ему ответил Stef1k.
В тот же миг он резко дернул руку Сарториуса на себя. В свободной ладони Stef1ka сверкнуло в пламени костра лезвие кинжала. С мягким чмоканьем оно проткнуло запястье Сарториуса, высунувшись окровавленным кончиком с тыльной стороны.
Опрокинув лавку, вскочили Rani и Akhilim. В руках камаэльки появилась рапира, а темный эльф молниеносно выхватил два изящных клинка. Тут же за их спинами выросла массивная фигура орка. Rugord без замаха ударил кулаком в висок темному эльфу, и тот рухнул на землю. Мечи, звякнув, отлетели в сторону. Взвизгнув, камаэлька кинулась на обидчика, размахивая рапирой. Орк коротко ругнулся, когда узкое лезвие пропороло предплечье. Камаэлька размахнулась для нового удара…
Магический шар, шипя и рассыпая искры, устремился к Rani. Камаэлька успела развернуться на звук, и от удара ее отбросило на несколько метров. Из темноты вынырнул Коэдрэль и, склонившись над поверженной, ударом рукояти кинжала лишил ее сознания.
Получив удар, Сарт яростно зашипел и попытался выдернуть ладонь. Stef1k усмехнулся, резко поднырнул под раненую руку противника, заламывая ее. Сарториус охнул и упал на колени. Стоящий рядом Мильтроэн с силой ударил его сапогом в лицо.
- Что тут творится? – заорал Лармион, ухватив светлого эльфа за плечо. – Остановитесь! Это же друзья!
- Друзья? – рассмеялся Stef1k – Смотри, Ларм!
Он выхватил еще один, запасной кинжал и без замаха резанул Сарториуса по груди. Брызнула кровь. Stef1k не обращая внимания на подвывания темного эльфа, рванул робу на его груди. Затрещало, ткань сползла, открывая взору собравшихся кровавую рану, пересекающую темную кожу эльфа и выжженное клеймо на правой ключице.
- Видишь, Ларм? Это клеймо Черного Рыцаря. А твой «друг» ударил бы нам в спину. Он и его прихвостни!
Stef1k отпустил противника, и тот медленно завалился лицом вниз. По рядам воинов пронеслись гневные крики:
- Убить!
- Смерть предателю!
- На кол его!
- Прибейте тварь!
Мильтроэн с сожалением взглянул в широко распахнутые глаза Хранителя Асакуры.
- Плохо, когда предают те, кого ты считал друзьями, - шепнул он. – Но еще хуже, когда ты узнаешь об это слишком поздно. Радуйся, Ларм, что он не натворил бед. А теперь идем отсюда. Тихо все! – заорал Миль. – Этих троих свяжите покрепче и приставьте охрану. Потом, когда все кончится, решим, что делать.
- Ну все, я свободен? – нетерпеливо спросил Stef1k, пряча кинжал на место. – Можно уже, наконец, пойти пивка попить, а не разбираться тут, кто кого предал, и кто кому морду бить должен?
- Не можно, а нужно! – смеясь, ответил светлый эльф. – И знаешь… Я, пожалуй, тоже пропущу с тобой кружечку!

@темы: Lineage 2, Мильтроэн, творчество, фанфики