23:59 

Осколки Прошлого, часть 3

Мильтроэн
Конец первой части Осколков.


Просторный зал с массивными мраморными колоннами подчеркивал изящество и богатство Адена. Со стен на посетителей надменно глядели суровые лица королей из тесных рамок дорогих картин. Едва заметная рябь пробегала по парадным полотнищам, трепетали огоньки сотен тысяч свечей в ажурных подсвечниках. Вокруг царила благоговейная тишина, изредка прерываемая негромким покашливанием стражей, что, как каменные истуканы, застыли вдоль стен.
Высокий, широкоплечий человек в тяжелом светлом доспехе с бледно-алыми вставками стремительно шагал через пышный зал к золотым дверям Приемного Кабинета. Светлые длинные волосы свободно падали на плечи. Грубое, обветренное лицо с резкими чертами, хищным носом и холодными, как ледники северных гор, глазами. Пурпурный плащ ниспадал с правого плеча человека до колен. При его появлении стражи почтительно замерли, преданно пожирая взглядами капитана дворцовой стражи.
Приторно-сладкий запах дорогих благовоний и ароматных масел заставил человека скривиться. Он решительно подошел к позолоченным створкам дверей Кабинета.
- Открывай! – хриплым голосом приказал он стражнику с пикой, что охранял вход. Тот вытянулся во фрунт и распахнул перед воином двери.
Капитан дворцовой стражи шагнул внутрь. В Кабинете, в отличие от зала, царил полумрак. Огромные витражи, заменяющие собою левую стену, были сделаны из специального стекла и пропускали очень мало света. Кабинет лишь назывался Кабинетом. Сам капитан про себя именовал его не иначе, как «просильня». Десяток шагов по надраенному до блеска полу отделял посетителя от трона Хранителя Адена. Высокая спинка его была обита атласным бархатом, подлокотники даже в полутьме сверкали драгоценными камнями. Справа и слева два дюжих воина в серебряных латах. У каждого в медвежьей лапище по огромному двуручнику.
На троне, лениво облокотившись на подлокотник, восседал высокий, худой человек в черной мантии, расшитой золотыми нитями. Своим видом Хранитель Адена больше напоминал старого мудрого ворона – темные провалы глаз, узкое аристократичное лицо, крючковатый нос. Длинные худые пальцы в задумчивости барабанили по драгоценному дереву подлокотника. При виде капитана дворцовой стражи Хранитель вальяжно откинулся на спинку трона.
- Это ты, Elay? Не помню, чтобы посылал за тобой…
Капитан почтительно поклонился.
- Господин, я прибыл, чтобы доложить. Ваши приказы выполнены. Ворота закрыты, в хранилище достаточно провизии, чтобы продержаться целый год…
Хранитель Адена лениво махнул рукой. Лицо его приняло отрешенное выражение.
- Похвально, Elay, похвально. Что доносят разведчики?
- Черный Рыцарь совсем близко, господин… - хрипло ответил капитан. – В лагере на полях заметно движение, там выстраиваются в боевые порядки. Похоже, они решили принять бой прямо под стенами нашего города.
Хранитель Адена в задумчивости потеребил подбородок.
- В странное время мы живем, Elay. Столько безумцев вокруг. Не нужно поддаваться глупым порывам. Аден пережил многое – переживет и этот день. Иди и скажи городским отрядам – под страхом смертной казни я запрещаю открывать ворота перед армией на полях, даже если они будут умолять об этом…
Капитан дворцовой стражи снова коротко поклонился.
- Господин, есть еще одна новость…
- Говори, только быстрее. Ты и так отнял у меня слишком много времени!
Капитан дворцовой стражи почтительно подошел к трону и опустился на одно колено, склонив голову.
- Этим утром, господин, я поймал шпиона, который проник в ваши личные покои…
Хранитель Адена нахмурился.
- Убийца?
- Не совсем так. Он украл некоторые бумаги и вашу личную печать.
Хранитель Адена прищурился и внимательно взглянул на фигуру капитана.
- Надеюсь, ты все вернул в целости и сохранности, а шпиона повесил?
- Да, господин…
- Замечательно, - довольным голосом произнес Хранитель Адена. – Теперь ступай!
Фигура капитана не шелохнулась. Голос донесся такой же хриплый, но сейчас в нем прозвучали непривычные нотки:
- Господин…
В Кабинете внезапно похолодало. Стражи за троном неуверенно переглянулись, один из них крепче перехватил рукоять двуручника.
В следующую секунду капитан дворцовой стражи резко распрямился. Взметнулся пурпурный плащ на его плече. В руках капитана сверкнула сталь меча. Одним движением он вогнал клинок в горло правого стража, в то место, где между шлемом и нагрудником едва заметно светлела узкая полоска незащищенной кожи. На широкое лезвие плеснуло кровью. Страж захрипел, его меч с лязгом обрушился на пол.
Хранитель Адена мгновенно вскочил с трона и, словно трусливый заяц, засеменил к двери. Второй страж шагнул к капитану, занося оружие для удара…
Elay выдернул багряный клинок из мертвого противника и неуловимо быстро шагнул в сторону, пропуская удар мимо себя. Снова взметнулся пурпурный плащ. Страж отпрянул, когда алая ткань коснулась лица, и в следующий миг острая полоса стали с хрустом перерубила кадык и на ладонь вошла в горло.
Хранитель Адена был уже у двери, когда капитан развернулся и с силой швырнул в него меч. Единожды перевернувшись в воздухе, клинок проткнул Хранителя насквозь, с глухим стуком вонзившись в позолоченное дерево.
Двери распахнулись. Стражники расширенными глазами смотрели на залитого кровью капитана, распластанные на мраморном полу тела стражей и пришпиленного к створке Хранителя Адена.
- К-капитан Elay! – срывающимся от волнения голосом произнес первый стражник и неуверенно добавил. – Господин?
Ни один мускул не дрогнул на суровом лице капитана. Решительным шагом он пересек кабинет и вышел в зал.
- Уберите тела, - коротко распорядился он. – Замойте кровь. И выкиньте к чертям эти вонючие благовония!
Elay тяжелым шагом пересек замок и вышел на широкий балкон, с которого Хранители Адена с начала времен изрекали свою волю горожанам. Внизу собралась целая толпа, мелькали доспехи стражей. Нескончаемый дождь обрушился на голову и плечи капитана, смывая кровь с доспехов.
- Жители Адена и его воины! Слушайте меня! – грозно закричал Elay. – Хранитель Адена заключил сделку с Черным Рыцарем и теперь мертв!
Гул множества голосов ворвался в сознание. Капитан сжал ладонь в железный кулак и вскинул над головой.
- Слушайте меня! Городским отрядам построиться на площади в боевые порядки! Лучникам занять места на стенах! Всем, кто желает – вооружиться!
Ослепительная молния перечеркнула тучи огненным шлейфом. Гром грянул с такой силой, словно затрещало и рушилось само небо. Капитан хищно улыбнулся.
- Открыть ворота! Мы выступаем!
Затем он развернулся и коротко приказал следовавшим за ним стражам:
- Выводите дракона…


- Пива мне! – закричал Stef1k еще издали, когда впереди только показалась скрытая шатрами походная таверна.
Бородатый кряжистый гном с седой, как пенистое море в шторм, бородой, привычным жестом подхватил пузатую кружку.
- И мне тоже! – поспешно добавил Мильтроэн.
Под навесом было тепло и сухо. Несколько грубо сколоченных деревянных столов с потемневшими от старости досками, длинная стойка да костер, обложенный для надежности массивными гранитными глыбами. Stef1k повел носом и прикрыл глаза от наслаждения. Даже промозглый ветер не мог разметать аппетитные запахи жареного мяса и пивной дух.
- И как вы, гномы, все успеваете? – удивился темный эльф, принимая от хозяина наполненную до краев гномьим пивом кружку. – Тут вроде как битва не на жизнь а на смерть должна быть. А вы взяли и забабахали посреди лагеря трактир!
- Жизнь такая, - спокойно отозвался гном, протирая передником пустые стаканы.
Два эльфа, светлый и темный, облюбовали ближайший к огню столик и уселись друг напротив друга. Stef1k с наслаждением тянул крепкое пиво, крякал от удовольствия. Холодный ветер остался где-то далеко, а здесь, внутри, было как-то по-особенному уютно. Мильтроэн почувствовал, как потихоньку начинает отпускать страшное напряжение последних дней, как распрямляются плечи, а мысли становятся ясными, словно летний день под жарким солнцем.
За соседним столиком расположились Коэдрэль с Rugord’ом. Орк сразу заказал три кружки пива, зажаренную куропатку, две свиные ножки, большую миску каши с бараньим боком и «чегой-нибудь пожрать». Коэдрэль ограничился только пивом.
- Слушай, Миль, - неуверенно начал Stef1k. – Как думаешь, тут есть с кем в кости перекинуться?
- Тебе лишь бы играть! – фыркнул светлый рыцарь.
- Ничто так не укрепляет боевой дух, как выигранное за пять минут до битвы состояние! – назидательно заметил темный эльф и расхохотался. – Тогда уж точно не помрешь! Жаба ведь задушит!
Мильтроэн улыбнулся, глядя на друга поверх кружки с пивом.
Столы постепенно заполнялись. По таверне прокатывались смешки, слышался веселый разговор, гомон, шум. В дальнем углу трое гномов, обнявшись, распевали во все глотки старинную песню на своем языке. Кажется, там было что-то про хитрозадого гнома и королевскую сокровищницу. В общем, обычная песня северного народа.
За одним из столов двое орков мерялись силой на руках. Оба массивные, как речные скалы, сплетенные из мышц и сухожилий. За их спинами собралась целая толпа болельщиков, особо предприимчивые делали ставки.
- Какой народ, а? – восхищенно сказал Stef1k. – Им умирать скоро, а они веселятся! Теперь понимаешь, что за них стоит сражаться?
Светлый рыцарь кивнул.
- Стоит. Да и не только за них. За родную деревню. За лес, в котором ты бегал еще мальчишкой. За старых друзей, с которыми разошлись в свое время жизненные пути. За тех, с кем коротал холодные ночи у походного костра…
Stef1k внимательно взглянул в лицо друга и тихо добавил:
- И за Нее…
- И за Нее, - так же тихо согласился Мильтроэн, задумчиво глядя через плечо друга.
Два друга молча приподняли кружки в знак согласия и осушили их до дна.
- Хорошо пивко! – удовлетворенно крякнул Stef1k. Он огляделся вокруг масляным взором и внезапно яростно замахал руками. – Лус! Лу-у-ус! Иди к нам!
Светлый эльф, уже успевший переодеться в белый кожаный доспех, отрицательно мотнул головой и решительно зашагал дальше. Stef1k проводил его сожалеющим взглядом.
- Ну вот, даже и выпить не с кем… Миль, а ты Касуми не видел?
Светлый рыцарь пожал плечами.
- Жаль, - вздохнул темный эльф и удивленно заглянул в пустой стакан. – А что, уже все выпили? Тогда я в кости играть!
Где-то вдали приглушенно зарокотал гром. Дождь усилился, его барабанная дробь по матерчатому пологу на миг перекрыла даже шум таверны. Темный эльф решительно поднялся и, слегка покачиваясь, направился к трем гномам, которые как раз закончили свою песню. Мильтроэн проводил его взглядом, а затем, после недолгого раздумья, махнул трактирщику, красноречиво потрясая в воздухе пустой кружкой.
Подошел Лармион. Его утонченное лицо осунулось, под глазами залегли темные круги. Он сел на место Stef1ka и требовательно взглянул в глаза светлого рыцаря.
- Миль!
Мильтроэн принял от подошедшего трактирщика еще кружку пива, сердечно поблагодарил и лишь затем обратил внимание на неожиданного собеседника.
- Ты все о Сарториусе?
- А о ком еще? Миль, по-моему, вы со Stef1k’ом неправы.
- В чем именно?
- Во всем! Я очень давно знаю Сарта. Я знал его задолго до тех времен, когда он перешел на сторону Первородной Тьмы, и я уверен, что он никогда…
Мильтроэн предостерегающе поднял вверх указательный палец.
- Никогда не говори «никогда». Слыхал такое выражение? Ларм, смирись уже. Ну был нормальным эльфом, а стал подонком… В наше время такое сплошь и рядом. Лучше не думай о плохом. Хочешь пива?
На лице Лармиона отразилась недолгая внутренняя борьба, после чего он устало махнул рукой.
- А и Шиллен с ними со всеми. Наливай!
Они с Лармионом приканчивали вторую кружку, когда под навес влетел растрепанный ЛусАведус.
- Они идут! – коротко бросил он.
Мильтроэн, отшвырнув недопитое пиво, вскочил со своего места и решительно вышел из таверны под холодный дождь, оставив позади последние минуты покоя. ЛусАведус шагал рядом.
- Они на другой стороне поля, - говорил он. – Пока далеко, но максимум через минут двадцать приблизятся на расстояние полеты стрелы. Впереди Черный Рыцарь, а вот за ним… Я такого в жизни не видел. Там даже нет отдельных воинов. Просто огромная шевелящаяся масса до горизонта…
Ночную тьму прорезал ослепительно сияющий столб молнии. Грохнуло так, словно раскололось само небо. Мильтроэн обогнул последние шатры и вышел на открытое, продуваемое всеми ветрами пространство. Сперва ему почудилось, что на горизонте внезапно возникло и разлилось бурлящее озеро с черной, как деготь, водой. Но стоило приглядеться, как сердца коснулась мертвецки холодная лапа ужаса.
Люди и орки, плечом к плечу, выстроились в ровную шеренгу. За их спинами эльфы, забыв о разногласиях, готовили луки и проверяли магические жезлы. Гордые камаэли расположились чуть поодаль, образовав единый ударный отряд. Не было лишь гномов, но Миль знал, что они еще появятся. Тем более, судя по громыханию металла из глубины лагеря и сдавленным матам, несущимся оттуда же, появятся они не одни…
Редкие перелески вдали выглядели облитыми черной, тягучей смолой. Антрацитовая туча зловеще клубилась над головой, ее темные внутренности раздирали яркие копья-молнии. Гром гремел над полем, но сильнее его был лязг железа и хриплое, частое дыхание соратников.
Белоснежные стены Адена высились справа, все такие же прекрасные и равнодушные к судьбам существ, копошащихся под ними. Запертые ворота тускло блестели железом.
Вдали, на фоне грозной тучи, слабо светились шесть точек. Их можно было принять за звездное скопление, если бы было видно небо. Но светлый рыцарь знал, что это не звезды…
Смерть незримо ходила среди рядов защитников, и светлый эльф вздрагивал, когда ее незримые одеяния касались его доспеха.
Мильтроэн огляделся. Позади одиноко ютилась брошенная походная кузница. В очаге еще теплилось пламя, у наковальни россыпью лежало оружие. Светлый рыцарь выхватил взглядом массивную рукоять двуручного меча.
ЛусАведус нахмурился, когда Мильтроэн снова возник рядом, с двуручником наперевес.
- Может тебе щит дать? – поинтересовался он.
- В задницу твой щит! – весело откликнулся Мильтроэн. – Я не защищаться собрался, а рубить головы!
Легионы Черного Рыцаря приближались…


Перед строем, заложив руки за спину, стоял Stef1k. Темный эльф неотрывно смотрел вперед, туда, где на стыке черного неба и грязной земли копошились подземные твари Шиллен. Возле правой ноги поблескивала рукоять двуручника, воткнутого в землю на глубину ладони. Потоки воды, струившиеся по острому лезвию, мягко отсвечивали рубиновыми отблесками.
Stef1k обернулся, скользнул взглядом по решительным лицам соратников и внезапно широко улыбнулся:
- Страшно? Конечно же, вам страшно! А хотите узнать, чем закончится схватка? Кто победит, а чьи кости растащит по норам зверье? Хотите?
Негромкий гул был ему ответом. В неверном свете частых молний было видно, как темный эльф медленно вытащил из кармана золотую монету и вознес ее над головой, демонстрируя всему строю.
- Может, спросим у Судьбы, а? – задорно крикнул он. - Орел или решка? Что бы выбрать… Ну, мы же орлы, ведь так?
Stef1k с силой подбросил монету в пропитанный влагой воздух. Сотни глаз напряженно вперились в крохотный кусочек мягкого металла. Мильтроэн затаил дыхание, рядом шумно засопел ЛусАведус. Монета, на миг зависнув в высшей точке своей траектории, неумолимо устремилась вниз. Секунда, и ловкая рука темного эльфа прервала ее полет. Stef1k несколько мгновений внимательно изучал открывшуюся его взору картину, а затем резко вскинул руку с монетой над головой.
- Это орел!!!
Радостный рев толпы перекрыл вой ветра. Загремело железо, над полем брани пронеслись яростные боевые кличи. В глазах свободных народов Адена разгоралось пламя. Пламя битвы. Пламя победы. Пламя бесстрашия.
Мильтроэн вышел вперед и одобрительно хлопнул друга по плечу. Stef1k слабо улыбнулся.
- Ты молодец! – искренне восхитился светлый рыцарь. – А я, каюсь, сперва решил, что ты хочешь отпустить еще одну глупую шутку.
Темный эльф улыбнулся шире и опустил руку с зажатой в ней монетой. Осторожно, так, чтобы никто, кроме Миля, не заметил, он перевернул золотой кругляш. На оборотной стороне красовался точно такой же орел, что и на лицевой.
Секунду Мильтроэн смотрел в глаза другу, а затем тихо произнес:
- Скотина ты… Но все равно – молодец.
- Я знаю! – заверил его друг. – Мне все так говорят. Правда, почему-то частенько опускают окончание… Ну, что я молодец… А вот скотиной называют часто. Обычно после того, как я их в кости обжучиваю… То есть, выигрываю…
- Да молодец ты, молодец! – немного раздраженно отозвался светлый рыцарь. – Молодцовее не бывает. Лучше скажи – ты и вправду уверен в том, что делаешь?
- Конечно. Иначе грош цена мне, и как эльфу, и как камаэлю, и как человеку…
Небо заполнилось истошными, визгливыми воплями. Огромные уродливые горгульи с широкими крыльями носились над армией Черного Рыцаря, как стая чаек над морем. От их мерзкого скрежета закладывало уши.
Мильтроэн всмотрелся вдаль. Шесть светящихся точек приблизились. Сейчас они были размером с игральные кости, что всегда таскал с собой плутоватый Stef1k.
- Это то, о чем я думаю? – полуутвердительно сказал Мильтроэн.
- Ты о чем? А, о драконах? Да, это они. Как же, как же, семейное мероприятие, мать их… Кстати, о матери! Боюсь, что и сама Шиллен может пожаловать.
- И как ты собрался драться против богини? Пусть и падшей, но все же богини! Или решил, что сумеешь охмурить ее, как деревенскую девку?
Темный эльф загадочно улыбнулся.
- Увидишь, Миль…
Всего несколько минут отделяло их от начала кровопролитного сражения. Сражения, из которого живыми выйдут не все…
За спиной слышался скрип натягиваемой тетивы. Лучники изготовились к стрельбе, но горгульи пока не решались пересекать незримую черту, отделяющую их от града стрел. Войско Черного Рыцаря остановилось на другом конце поля. Их предводитель вышел вперед.
Его крик прокатился над равниной подобно реву боевой трубы:
- Кло-о-од!
Замолкли горгульи. Стих ветер, до того яростно завывавший среди пустых шатров. Даже дождь шлепал тяжелыми каплями по грязи настолько тихо, что, казалось, его и не было вовсе.
Stef1k повернулся к светлому рыцарю и схватил его за плечи.
- Миль, ты помнишь, что я тебе говорил?
Светлый эльф молча кивнул.
- Хорошо, - облегченно вздохнул Stef1k. – Мне пора. Сделай то, что должен. И… Прости меня, если что не так.
Мильтроэн перехватил друга за руку.
- Еще не поздно передумать, Stef1k. Одно слово, и мы ринемся в бой…
- Нет, Миль. Это мое личное дело. Прощай.
Stef1k одним движением выдернул верный двуручник из сырой земли. Влажная грязь с неохотой отпустила холодное лезвие. Темный эльф перехватил его поудобнее и сделал шаг вперед.
- Stef1k!
Эльф оглянулся.
- Stef1k! Где твой доспех? Где Белый Рыцарь!?
- Нет никакого доспеха, Миль. Есть лишь вера в лучшее и воля к победе. Поверь, в делах богов такие вещи решают больше, чем ненужная груда железа.
Темный эльф тяжело зашагал навстречу своему противнику. Каждый его шаг болью отдавался в сердце Мильтроэна. Черный Рыцарь молча ждал, опустив лезвие меча острием к земле.
Вокруг Stef1ka воздух начал мягко светиться. С каждым шагом сияние становилось все ярче, и потрясенный Мильтроэн понял, что его друг меняется. Темный цвет кожи уступил место нежному фиолетовому оттенку. За спиной проступили смутные очертания крыла. Дождевые капли отскакивали от внезапной преграды, что на глазах наливалась плотью. Спустя пару мгновений впереди шагал не темный эльф, а хорошо знакомый камаэль.
И вновь голос Черного Рыцаря ударил по ушам, словно огненный взрыв:
- Хватит играть, Клод! Верни себе свой истинный облик.
- Ага, щас! – весело ответил ему камаэль. – Мне так удобственнее! Понял, старший брат? Крыло – отличная штуковина! В спину не дует и дождем задницу не намочит!
Мильтроэн улыбнулся про себя, слыша знакомые речи от знакомого камаэля.
Тучи над головой вспыхнули алым отсветом, словно тонкая ткань, за которой пылает яркий огонь. Косматые волны в небе медленно расступились, и на черном небосводе показалась кроваво-красная луна. По земле побежали длинные рубиновые тени.
- Неплохо! – хохотнул Stef1k. – А теперь моя очередь!
Мильтроэн вскинул голову и расширенными от удивления глазами смотрел, как в противоположном конце неба, прорвав тучу, вспыхнула вторая луна. Ослепительно-белая, словно запорошенная снегом, она выхватила из кровавой тьмы стены великого города, и те засверкали, словно были высечены из драгоценных камней.
Серебристый свет, распространявшийся от камаэля, встретившись с лунным отблеском, внезапно вспыхнул. Во мгновение ока Stef1ka охватили языки белого пламени. Мильтроэн дернулся вперед, но его удержал стоящий чуть позади Лус.
Камаэль сделал еще пару шагов, почти невидимый из-за бушующего белого огня, а затем остановился. Пламя медленно затихало. Оно не исчезало – оно застывало, словно было чем-то материальным.
Белый доспех. Две луны. Легенда повторялась…
Белый Рыцарь поднял меч над головой.
- Вот он я!
Битва началась…

Плотно подогнанные друг к другу камни внутреннего двора блестели от потоков воды. Огромный дракон нетерпеливо переминался с лапы на лапу, оставляя при этом в плотном граните глубокие зазубрины. Elay поправил меч на поясе, перевесил щит за спину и шагнул во дворик. Дракон быстро повернул страшную голову с костяными наростами в сторону человека. Из его широких ноздрей шел пар.
- Тише, Малыш, тише, - успокаивающе произнес капитан стражи, похлопав дракона по чешуйчатому пузу. Звук вышел таким, словно кто-то ударил молотом по тяжелому валуну.
Elay в одно быстрое движение взобрался на спину дракона. Закрепил кожаные ремни на ногах и снова похлопал питомца, на этот раз по загривку.
На почтительном расстоянии сгрудились верные помощники. Капитан оглядел их внимательным взглядом.
- Помните, что вы теперь – военачальники, и несете ответственность за своих людей! Я верю в вас, так что вам осталась сущая мелочь – поверить в себя самим.
- Капитан, а вы…
- Разомну крылья, а то засиделся мой Малыш на наместничьих харчах. Вон уже и пузо свисает…
Дракон негодующе фыркнул. Военачальники с испугом отпрянули от трубного звука и языков пламени, взметнувшихся из распахнутой зубастой пасти. Капитан скупо усмехнулся.
- Ладно, Малыш, может не так уж ты и растолстел…
Дракон на миг замер – огромный, словно вылитая из драгоценного мрамора статуя, нечеловечески прекрасный. В тот же миг в стороны выметнулись два широких, как паруса, крыла. Мощным толчком Малыш взмыл в небо, опрокинув воздушным потоком военачальников. На том месте, где он только что стоял, остались лишь перемолотые в крошево камни.
Приблизилась и исчезла внизу величественная городская стена. Ветер засвистел в ушах, и капитан снова ощутил пьянящее чувство свободы. Со свирепым рыком Малыш устремился к полю битвы, разрезая плотный воздух, словно нож теплое масло. Elay вцепился одной рукой в костяные выступы на шее дракона, а сам свесился, пытаясь рассмотреть внизу что-либо, кроме плотной дождевой завесы.
- Ниже, Малыш! – прокричал он, перекрывая бешеный свист ветра.
Дракон послушно заложил вираж, спускаясь по широкой дуге вниз. Туман под его брюхом отдернулся, словно распахнутая чьей-то рукой занавесь. Мимо внезапно пронеслось что-то огромное. Дракона отшвырнуло воздушной волной, он отчаянно замесил крыльями, стараясь выровняться.
Elay остановившимися глазами смотрел на огромную, вытянутую глыбу железа, что пронеслась мимо всего в паре метров. Несколько долгих секунд понадобилось ему, чтобы осознать, что это исполинский меч прорезает воздух.
Свет двух лун выхватил из тьмы парящего дракона и крохотную фигурку на его спине. Чуть позади сражались две огромные фигуры. Один из противников, исполинский, как Антарас и черный, как сама Тьма, ловко орудовал длинным, узким мечом размером со столетний дуб. Его противник, такой же большой, но закованный в белоснежный доспех, отбивался двуручником. За спиной Белого Рыцаря ощетинилось стальными перьями нежно-розовое крыло. На их фоне Elay ощутил себя не крупнее мухи.
- Назад, Малыш! – слегка дрогнувшим голосом скомандовал он. – Такие громадины зашибут и не заметят.
Дракон мощно взмахнул крыльями и устремился влево, туда, где на поле смутно различалась копошащаяся масса сражающихся.
Тьма не прибегала к хитростям и уловкам. Подземных тварей оказалось столько, что они заполонили собой все пространство долины, сновали среди могучих деревьев, носились по перелескам и спускались с холмов. Жалкие кучки защитников казались кусочками льда, что вот-вот растают в водовороте горячей воды.
- Так, Малыш, давай в самую гущу. Надо найти того, кто ведет это стадо баранов. Нет-нет, даже не оглядывайся на ту белую гору с двуручником – к нему опасно приближаться.
Дракон расправил кожистые крылья, балансируя на потоках воздуха, а затем стрелой рванул вниз. Прямо на пути возникла стая горгулий. Elay не успел зажмуриться, как Малыш ударил в самый центр их скопища. Дикий визг перекрыл свист ветра, уродливые твари с перебитыми крыльями остались позади.
Дерущиеся приблизились. Elay различил отдельные фигуры. Когда уже начало казаться, что защитники бьются безо всякой стратегии, капитан начал улавливать закономерности. Кажется, самые сильные воины и маги группировались в центре. А на острие атаки… Точно! Вон тот светлый эльф с двуручным мечом, кажется, вел их вперед!
Дракон мощным рывком покрыл отделяющее их расстояние и завис над защитниками.
- Давай, Малыш!
Дракон взревел и распахнул усеянную острыми зубами пасть. Струя огня вырвалась из широкой глотки. Подземные твари взвыли – они горели, корчились в языках очищающего огня. Светлый эльф широким взмахом снес голову ближайшего монстра. За его спиной другой эльф в светлом доспехе натянул лук и выпустил в противников несколько стрел.
- Эй ты! – заорал капитан. – Светлоухий с дрыном! Или что там у тебя? Ты командуешь этой горсткой сопляков?
Светлый эльф поднял голову.
- А ты еще кто такой? Спусти свою коняку с крыльями, чтобы я тебя видеть мог, тогда и поговорим!
Elay усмехнулся и похлопал Малыша по чешуйчатой шее.
- Давай вниз…
Посадка была мягкой. Дракон величественно сложил крылья за спину и замер, свирепый и опасный, готовый в любой момент разметать тех, кто даже косо взглянет на любимого хозяина.
Светлоухий мгновение смотрел на капитана, затем отшатнулся, словно получил молотом по голове.
- Н-не может быть… - пробормотал он.
- Ты тут главный? – повторил Elay. – Чего смотришь на меня, как на привидение?
Эльф потряс головой.
- У нас нет главного. А я просто один из многих. Меня зовут Мильтроэн. А кто ты?
- Я Elay, капитан дворцовой стражи Адена. Хранитель наш оказался… гм… в общем, нехорошим человеком он оказался, так что я теперь по совместительству еще и городом командую. Ты не мог бы сказать своим людям… Ну ладно, не своим, но хотя бы сказать-то ты им можешь? Пусть отходят к воротам! Сейчас мы выдвинем вам на подмогу городскую стражу.
- Спасибо, - коротко поблагодарил Мильтроэн, все так же исподлобья рассматривая капитана.
- Сочтемся, - скупо улыбнувшись, бросил Elay. – Да что ты так на меня смотришь? Все глаза уже проглядел!
- Ты похож на… на одного человека…
- Я похож только на троих людей – на отца, на мать, и на брата. Отец и мать уже давно умерли. Ты видел моего брата? Ты видел Альтера?
Светлый эльф помрачнел. В это мгновение подземные твари, перебравшись через трупы сородичей, снова бросились на защитников. Те встретили их градом стрел. Мильтроэн пронзил ближайшего Гиганта насквозь и заорал лучнику:
- Лус, отводи свой клан к воротам!
Лус коротко кивнул и растворился среди защитников. Мильтроэн перевел взгляд на капитана:
- Альтер – твой брат? Тогда прими мои соболезнования. Он был хорошим человеком…
Elay внезапно ощутил, как сердце дрогнуло и остановилось.
- Что? Что ты сказал?
- Твой брат умер. Его убил Черный Рыцарь.
Elay сжал пальцы в кулак с такой силой, что заскрипела сминаемая сталь рукавицы. Он закричал страшным голосом:
- Малыш, вперед!
Дракон выпростал широкие крылья и одним могучим прыжком взвился в небо.
- Стой! Стой, несчастный! – заорал Мильтроэн вслед быстро удаляющейся фигурке на фоне грозового неба.
Дракон взял курс прямо на дерущихся Рыцарей…


Малыш распластал могучие крылья, разрезая визжащий воздух, словно полотно. Черное небо вспарывали косые ветви молний, трещало так, словно мир рушился. Ослепительный столб света полыхнул совсем близко, капитан инстинктивно дернулся, закрылся рукой, и лишь прочные ремни удержали его от падения с шипастой спины. Из тьмы впереди снова вынырнули две гигантские фигуры. Возле них ветер закручивался иссиня-черными смерчами, плясал в зловещем хороводе.
Черный Рыцарь неуловимо быстро сделал выпад в сторону противника, метя в сердце. Белый Рыцарь вскинул меч, два клинка сшиблись с оглушающим лязгом. Воздух прокатился тугой волной, ударил по дракону. Малыш оскорблено взревел.
- Давай! – прокричал Elay. – Малыш, давай! Выше! Еще выше!
Всплеснули крылья, и дракон взметнулся вверх, словно тугая стрела, выпущенная умелой рукой. Оба Рыцаря заметили небольшую черную точку. Черный шатнулся в сторону, стремясь плечом сбить набирающего высоту Малыша. Белый мгновенно ударил справа. Его противнику пришлось закрыться мечом, а дракон за это время поднялся уже на уровень глаз гигантов.
Молнии распарывали воздух все чаще. Обезумевший дождь швырял в лицо целые пригоршни воды, мешая прицелиться. Elay зарычал, вытянул перед собой сжатую в кулак ладонь.
- Вперед, Малыш! Жги его! Целься в прорезь шлема!
Боевой рев дракона прокатился над равниной, заглушив звуки грома и лязг стали. Малыш устремился вперед. Многие успели увидеть черную тень, что по крутой дуге пронеслась мимо головы Черного Рыцаря. А затем клубящуюся темноту прорезал столб огня. Словно пламенный клинок, ударил он в прорезь шлема черного гиганта. Рыцарь взревел, отшатнулся. Его рука непроизвольно взметнулась вверх…
По всей долине прокатился стон, когда железные пальцы сомкнулась, поймав дракона в стальной капкан. Хрустнули кости, брызнула кровь сквозь пальцы, а затем Рыцарь отшвырнул безжизненное тело. Два Рыцаря снова скрестили клинки, но теперь стало ясно – Черный наполовину ослеп…
Elay отчаянно сцепил зубы и молился Эйнхазад. Дракон падал. В последний момент, перед тем, как стальная ловушка захлопнулась, капитан успел укрыться за высоким костяным гребнем, и потому выжил. Но на дракона было страшно взглянуть. Малыш превратился в сплошную кровоточащую рану. Правое крыло смяло, из переломанных суставов хлестала кровь, которую тут же сносило ветром. Прежде могучие лапы болтались на остатках сухожилий, а брюхо просто раздавило изнутри.
Дракон падал, отчаянно воя. Elay кричал, прижавшись щекой к верному питомцу:
- Малыш! Малы-ы-ыш!!!
Слова уносило ветром. Слезы размазало по лицу, железный капитан рыдал, как ребенок. И вовсе не приближающаяся со скоростью земли смерть пугала его.
Дракон в последнем усилии повернул голову. На капитана взглянули затуманенные болью глаза. Elay сорвал перчатку и коснулся рукой костяных наростов на жалобной морде дракона. Густая кровь потекла по ладони.
- Прости меня, Малыш… - прошептал капитан, нежно поглаживая зеленую чешую. – Прости…
Взгляд дракона на миг очистился и Elay вздрогнул, увидев в них лихорадочный огонь. Малыш распахнул зубастую пасть и ухватил капитана за плечо. Заскрипел сминаемый доспех, с легким хлопком оборвались удерживающие ремни. Мир перевернулся перед глазами, Elay с размаху ударился обо что-то мокрое и твердое. Пахнуло жаром – это Малыш последний раз в своей драконьей жизни прочертил огнем ревущий воздух.
Со страшным треском дракон ударился о камни. Капитана швырнуло на зеленую чешую Малыша…
Разбитый доспех впивался в предплечье. Капитан трясущимися руками отстегнул наплечник, медленно сполз на землю. Схватка осталась где-то позади, а здесь лишь голый камень, дракон и кровь. Она забрызгала все вокруг, густая, как смола и черная, как тучи над головой. Капитан медленно обернулся.
Малыш лежал на спине. В последнем усилии своей жизни он сдернул хозяина со спины, прижал к брюху и перевернулся в воздухе. Удар пришелся в защищенную костяной броней спину, обломки гребня расшвыряло на десятки метров вокруг. Малыш разбился насмерть, но спас хозяина…
Капитан дрожащими пальцами поднял с земли блестящий осколок. Обломок гребня, не больше ладони, холодно блестел острыми гранями.
Из-за темнеющего тела дракона раздался довольный рев. Заскрежетал камень под чьими-то лапами. Капитан потянул из ножен меч. Верный щит сам скользнул из-за спину в левую руку.
- Ну давайте, - прошептал он, прильнув спиной к телу Малыша. Даже мертвый, тот продолжал охранять хозяина.
Elay замер, держа клинок наготове. Первую же тварь поджидало угощение из прочнейшей аденской стали.
Твари медлили. Капитан слышал их взрыкивания, скребли по камню когти. А затем до его слуха донесся треск и звук шлепка. Твари обрадовано взревели. И чавканье…
Капитан похолодел. Подземные твари и не собирались нападать на него. Они пришли жрать. Жрать Малыша. Поедать того, кто спас ему жизнь. А что он? Железный Кэп, как называли его среди солдат, стоит по другую сторону боевого товарища и слушает, как твари выгрызают тому внутренности. И боится…
Ярость ударила в голову. Капитан отшвырнул щит и в три коротких рывка взлетел на брюхо Малыша. С десяток тварей, в полтора раза выше его ростом, с азартом вцепились зубами в уцелевшее драконье крыло и, утробно рыча, пытались его оторвать.
- Не трогайте его! – взревел Elay.
Он прыгнул прямо на голову ближайшей твари. Верный клинок с глухим чмоканьем проткнул шею подземного чудовища. Тварь забилась в предсмертной агонии, а капитан спрыгнул и медленно распрямился во весь рост. Глаза его горели недобрым огнем.
- Отправляйтесь к Шиллен, поганые твари! Отправляйтесь обратно в ад!
Он прыгнул прямо на них, даже не думая о защите. Наносил удары направо и налево, разбивал черепа, дробил кости и отрубал лапы. Твари, что сперва всем скопом бросились на человека, отпрянули в ужасе. Капитан в ярости ударил по самой крупной. Меч прорубил толстую спину и застрял в позвоночнике. Elay яростно заорал, выдернул меч и ударил снова. А потом еще и еще раз, пока чудовище не развалилось пополам. Грязная, вонючая кровь окатила ноги.
- Что, не нравится? Жрите себя сами, твари!
Он рубил их, как на скотобойне – озверевший мясник с мечом в руке. Его доспех разорвали в трех местах, одна тварь достала острыми когтями в живот, но капитан не замечал ни ран, ни усталости. Когда осталось всего два противника, он по-звериному оскалился и пронзил одного из них мечом. Бедный клинок не выдержал. Прочная сталь треснула, и у капитана в руке остался обломок не больше ладони длиной.
Последняя тварь с бешеным визгом прыгнула ему на спину. Острые когти прорезали шею. Перед глазами капитана заплясали кровавые пятна. Он с усилием распрямился и, не глядя, ударил обломком назад, возле головы. Послышался хрип, на шею плеснуло кровью. Тварь с глухим стуком распласталась на камнях.
Лязгнул выпавший из руки обломок меча. Пошатываясь, Elay добрел до дракона и рухнул на колени возле его морды. Руками он обхватил лобастую голову и прижался к ней щекой. Его кровь стекала на Малыша, смешиваясь с драконьей…
- Я тебя не брошу, - прошептал он немеющими губами.
А затем наступила Тьма…


Хрипы умирающих монстров смешивались с криками боли раненых. Мильтроэн рубил как заведенный, не чувствуя ни усталости в онемевших руках, ни боли от мелких ран. За его спиной ЛусАведус расчерчивал ночную тьму остроконечными стрелами. Справа и слева защитники мира Аден единой стеной давили подземных тварей.
- Так их! – орал Мильтроэн. – Руби без жалости! Чтоб этих гадов вовсе не осталось на свете!
Слепящие дуги молний без устали прорезали дождевую завесу, землю трясло от оглушительного треска близкого грома. Шесть светящихся точек на горизонте приближались, светлый эльф уже мог разобрать могучие крылья и оскаленные в животной ярости острозубые пасти. Шесть драконов Шиллен…
Черный Рыцарь наносил удар за ударом. Его огненный клинок мелькал как смазанная жиром молния, пробуя на прочность защиту противника со всех сторон. Белый Рыцарь словно врос в землю, орудуя двуручником с немыслимой скоростью. Когда он одним движением парировал выпад Черного и сам ударил в ответ, Миль с досадой посмотрел на свое оружие, такое тяжелое и неуклюжее.
Среди орд монстров произошло замешательство. Передние ряды дрогнули и отступили, откатились, как откатываются с морского побережья прозрачные волны прибоя.
- Это все? – неверяще прошептал светлый рыцарь. – Мы победили?
Справа возник ЛусАведус. Он окинул внимательным взором поле боя и резко выбросил вперед руку.
- Они перегруппировываются. Эти твари хотят захватить Аден!
Среди слепящих жгутов молний, яростного ветра и потоков небесной воды Миль разглядел, как дрогнули и медленно, словно нехотя, подались в стороны могучие створки гордых ворот Адена. Слаженным шагом, все, как один, из города маршировали воины Elaя. Подземные твари охватили выход кольцом, которое неотвратимо сужалось…
- Ла-а-а-арм!!! – завопил Миль, кидаясь вдоль рядов защитников к городу. – Ла-а-а-арм!!!
На правом крыле войска ветер трепал стяг Асакуры. Вспышки магического света озаряли измученную землю, и монстры усеивали мокрую грязь своими трупами. Светлый эльф с разбегу вскочил на спину огромному чудовищу-псу. Сверкнула сталь в его руках, и голова твари шлепнулась в лужу крови. Мильтроэн мощным прыжком перемахнул сразу несколько метров и вломился в толпу своих.
- Ларм! – крикнул он. – Где ты, черт бы тебя побрал!
Он ухватил ближайшего человека за руку.
- Где Ларм? Где?!
Воин махнул рукой куда-то за спину и с боевым кличем устремился в бой. Мильтроэн, пихаясь и расталкивая бегущих, протиснулся к самому стягу и замер.
Впереди стоял Лармион, покорно склонив голову, а перед ним… Перед ним возвышался могучий, налитый здоровой силой орк. Голову зеленокожего украшали вплетенные в волосы белесые кости. В руках он держал щит, размером с добрую дверь и дубину, которой можно было оглушить даже дракона. И сейчас этот орк что-то громко втолковывал Лармиону, а тот лишь слушал, забыв обо всем на свете…
Мильтроэн шагнул вперед и ухватил друга за плечо:
- Ларм! Нужна помощь Асакуры!
Орк перевел надменный взор на светлого эльфа и рыкнул:
- Это еще кто?
- Это Мильтроэн, – тихим голосом отозвался Лармион. – Я рассказывал тебе о нем, Якобс…
Орк неспешно наклонился над светлым эльфом. Его надменные, заплывшие собственной важностью глазки оказались напротив глаз Мильтроэна.
- Сгинь, эльфятинка, - лениво прорычал орк. – Пока я не переломал тебе все кости.
Мильтроэн угрожающе оскалился и занес меч для удара. Орк не двинулся с места, лишь смотрел, нагло и насмешливо. Светлый эльф приготовился к толчку, когда острая сталь с трудом прорывает вражескую плоть, сделал шаг вперед и… его руку перехватил Лармион.
- Нет, Миль! – просто сказал он. – Не смей трогать Якобса!
- К черту орка! – бешено заорал светлый рыцарь. – Ларм, твари сейчас ворвутся в город! Аден надо защитить! Быстрее, мы еще успеем перекрыть ворота и…
- К черту город! – громыхнул орк. – На кой нам сдались эти жалкие людишки? Нужно быть здесь, и, когда Черный Рыцарь падет, мы будем первыми, кто пнет его труп! И вся слава достанется нам!
В глазах орка полыхнуло безумие. С довольной ухмылкой он вскинул дубину над головой, и молнии вторили его словам:
- Слава! Почет! Богатство! Вот что нам нужно!
Мильтроэн изловчился и резким движением выдернул запястье из цепкой хватки Лармиона. Темный эльф снова выбросил вперед руку, но светлый был готов. Миль поднырнул под ладонь Ларма и с силой ударил рукоятью меча того в бок. Темный эльф всхлипнул и упал на колени.
- Да что с тобой, Ларм? Кто этот тупой орк? Забудь о нем! Ларм, нам нужно спасти город!
Темный эльф с трудом поднял голову. Его затуманенные глаза взглянули на Мильтроэна. Губы растянулись в блуждающей улыбке:
- Это Якобс… Когда-то он был моим командиром…
Мильтроэн схватил друга за плечо и с силой встряхнул:
- Не будь тряпкой, Ларм! Ты сам хозяин и себе, и своему клану! Ларм, тысячи людей погибнут, если ты послушаешь этого зеленорылого!
Орк медленно опустил дубину и прорычал:
- Убей его, Ларм…
- Он мой друг… - прошептал темный.
- А я твой командир! – взревел орк. – Убей!!!
Мильтроэн резко развернулся к Якобсу, сжимая меч в руках. Голос его прерывался от ярости:
- Кто ты такой, чтобы указывать ему? Тебя не было, когда мы дрались плечом к плечу в пещере против Брагета! Тебя не было, когда мы вместе добывали меч Белого Рыцаря! И уж тем более тебя не было здесь и сейчас, когда мы выдержали первый страшный натиск тварей! А сейчас ты пришел на готовенькое и хочешь славы? Хочешь власти? Все, что ты получишь, это…
Резкая боль пронзила спину. Мильтроэн пошатнулся, меч выпал из его руки. Он медленно обернулся, еще не веря…
Лармион стоял позади. С лезвия кинжала в его руке стекала кровь. Кровь Мильтроэна.
- Прости, - прошептал темный эльф. – Но Якобс мне дороже…
Мильтроэн шатнулся, но устоял на ногах. Его лицо медленно бледнело.
- Предатель… - прошептал он.
В тот же миг Якобс размахнулся и с силой опустил дубину на голову светлого рыцаря. Мильтроэн рухнул лицом в жидкую грязь и затих. Кровь вытекала из раны, нанесенной рукой друга, и смешивалась с землей…
- Асакура, слушай меня! – гулким голосом закричал Якобс. – Мы идем в центр! Бросайте город, он не нужен нам! Наша главная цель – оказаться как можно ближе к Черному Рыцарю в момент его смерти!
Дождь барабанил по холодным доспехам светлого рыцаря, струился по бледному лицу, размывал густую кровь…
Древняя мудрость гласит «Друзья могут быть фальшивыми, и лишь враги всегда настоящие». Но от этого не легче…
Орды подземных тварей набросились на стражей города, тесня тех к открытым воротам. Воины сопротивлялись, но, не получая поддержки от тех, на помощь кому они вышли, встречали лишь жуткую смерть…


Перед глазами плясали цветные пятна. Пальцы судорожно загребали жидкую грязь, перемешанную с густой кровью. Светлый эльф обреченно полз вперед. Он и сам не знал, куда и зачем двигается. Вокруг все было как в тумане, а в уши словно вставили плотные затычки. Шум боя где-то вдали, высоко над головой, а здесь лишь серая муть перед глазами да тупая боль в спине…
Мильтроэн попытался приподняться, но все тело пронзила такая острая судорога, что он со стоном рухнул обратно, подняв тучу грязевых брызг.
- Ева… - прохрипел он непослушными губами. – За что мне все это?..
Послышались быстрые чавкающие шаги. Кто-то остановился рядом с лежащим эльфом.
- Так-так, кто тут у нас? – раздался над ухом до боли знакомый голос. – Что ты там, внизу, забыл? Грязь пробуешь? Так она невкусная, уж поверь специалисту по лежанию мордой в земле.
Чья-то рука ухватила эльфа за плечо и мощным рывком воздела на ноги. Мильтроэн охнул и начал заваливаться набок, но нежданный помощник вовремя удержал. Фиолетовое крыло мимолетным движением шелестнуло по щеке…
- Stef1k? – удивленно прохрипел Мильтроэн. – Но как ты…
Эльф судорожно обернулся. Они с камаэлем стояли одни, в окружении плотной стены зеленоватого тумана. Тот волнами накатывал откуда-то сверху, клубился, принимая причудливые формы. Издалека донесся едва слышимый крик:
- Белый Рыцарь побеждает!..
Мильтроэн испуганно ухватился за руку камаэля. Ощупал ее всю до локтя, затем неверяще дотронулся до щеки друга. По пальцам прошло тепло от соприкосновения с живым существом.
Камаэль широко улыбнулся и, не обращая внимания на вялые попытки эльфа вырваться, перекинул его через плечо. Миль больно ударился грудью о спину Stef1ka.
- Это тебе моя маленькая месть за тот случай, когда ты меня пер на плече через пол-Гирана, - весело хохотнул однокрылый и уверенно зашагал сквозь туман.
- Я что, сплю? – спросил ошарашенный эльф сам себя.
- Даже не дремлешь, - мгновенно откликнулся камаэль.
- Тебя тут быть не может! Ты же Белый Рыцарь и дерешься сейчас с Черным! Как так?
Однокрылый насмешливо фыркнул.
- Тебе мама говорила, чтобы ты не лакал всякую дрянь в походных тавернах? Особенно гномскую дрянь? Особенно перед боем? Не говорила? Ну тогда я тебя обрадую – у тебя глюки, мой светлоухий друг.
- Галлюцинации? Ты смеешься надо мной? Я болтаюсь на твоем плече, говорю с тобой, в то время как твое крыло исхлестало мне уже все лицо – и ты заявляешь, что все это плод моего воображения?
- Ну да, - весело отозвался камаэль.
- Ты смеешься надо мной? Бред – это летающие коровы. А ты…Ты не бред. Ты…
Внезапно над головой камаэля пронеслась широкая тень с мощными крыльями. Из-за стены тумана донеслось отчетливое… мычание? Светлый эльф втянул голову в плечи, не рискуя посмотреть наверх и потерять последние остатки здравого смысла.
- Ну ладно, предположим, что ты глюк. Но куда ты, черт побери, меня тащишь?
- Миль, ну ты меня поражаешь в последнее время. Откуда я знаю? Я же ТВОЙ глюк! Так что у себя и спрашивай.
Туман все так же клубился неопрятной зеленоватой массой, похожий на летающую в воздух светящуюся плесень. Мильтроэн осторожно ощупал спину. Рука наткнулась на сочленения доспеха, откуда до сих пор сочилась кровь. Проклятый Лармион. Паршивый трус! Даже схлестнуться лицом к лицу побоялся. Или не смог бы поднять руку, глядя другу в глаза? Кто знает…
- А вот тут я тебя оставлю! – жизнерадостно сказал Stef1k, останавливаясь.
Светлый эльф хотел что-то произнести, но в тот же миг камаэль исчез. Надежное плечо, на котором покоился светлый рыцарь, перестало существовать, и он с размаху припечатался о землю. В ногу впился острый камень.
- Чтоб тебя! – сцепив зубы, выругался Миль.
Он огляделся. Все тот же туман и полнейшая неизвестность. Зато тело медленно оживало. Эльф приподнялся на трясущихся руках и сел. Уже небольшая победа над самим собой. Теперь нужно встать на ноги. Левую стопу словно раскаленная игла пронзила. Миль наклонился, чтобы ощупать ее и…
… кто-то рывком поставил его на ноги и потащил за собой.
- Да вы охренели! – завопил эльф, раздираемый жуткой болью в ноге. – Щас как потребую сатисфакции в особо извращенной форме! Кто это такой наглый?
Эльф вгляделся в неожиданного попутчика, который тащил его вперед, и нервно усмехнулся:
- А, это ты, Лус? Здравствуй-здравствуй, новый глюк! Вы по очереди решили меня доканать?
Вместо ответа ЛусАведус отвесил эльфу хлесткую пощечину. Миль заткнулся, пораженно ухватившись за мгновенно запылавшую щеку.
- Что случилось? – поинтересовался ЛусАведус на ходу. – Ты пробивался к Асакуре, а через десять минут я нахожу тебя сидящим в грязи в луже собственной крови…
- Лармион… ударил… меня.. в спину… - прохрипел Мильтроэн. – Лус… тише!!! Нога!!!
Дипломат поднырнул под плечо эльфа.
- Так легче?
- Уфф… Намного! Спасибо, Лус! Куда ты меня тащишь?
Дипломат напряженно всматривался вдаль, сквозь стену тумана, и было ясно, что для него никакой зеленоватой завесы попросту не существует. На вопрос эльфа он качнул головой.
- Туда, где тебя вылечат, Миль.
- Ну слава Еве! – облегченно выдохнул светлый рыцарь. – Чистая постель и горячий суп – вот чего мне сейчас для счастья не хватает.
- Не совсем так, но… Мы пришли, Миль…
Светлый рыцарь недоуменно огляделся. Земля под ногами топорщилась мелкими камнями, горбилась. Какой-то холм или же просто каменистая насыпь. И ни намека на лазарет…
- Лус, что за…
Дипломат исчез, как незадолго до него растворился и камаэль. Эльф машинально потрогал вспухшую щеку и хмыкнул:
- Забористые нынче глюки пошли…
Стена тумана колыхнулась. До эльфа донесся знакомый голос Stef1ka:
- Делай что должен и будь что будет, Миль!
Светлый рыцарь вздохнул и сделал шаг вперед, превозмогая боль во всем теле.
- Хорошо, Stef1k, - прошептал он. – Я сделаю то, что обещал. Осколки прошлого да соберутся вновь…
Мильтроэн вскинул руки к невидимому небу и закричал:
- Серый! Я, Мильтроэн из Альтонарии, зову тебя!
Стена тумана дрогнула. Клочки зеленоватого месива заплясали в бешеном хороводе. Голос донесся отовсюду, словно с эльфом разом заговорил весь мир Адена:
- Я здесь… Чего ты хочешь?..
- Я хочу, чтобы Они вновь явились в этот мир!
- Да будет так…


Над полем боя пронесся смерч. Трещали и гнулись вековые деревья, а воздух наполнили тысячи сорванных листьев. Ветер хлестал израненную землю, с лютой ненавистью разбивался о неприступные стены Адена, ревел и выл, как раненный зверь.
А затем все смолкло. Остановились измученные воины, сжимая в руках окровавленное оружие. Замерли подземные твари, изготовившиеся к последнему, решающему прыжку. Застыл, словно каменное изваяние, ЛусАведус. Его стрела, пущенная из лука, серебристой черточкой осталась в воздухе, не падая на землю вопреки всем законам, земным и небесным. Струящийся дождь взвесился в воздухе невесомой пылью, словно тысячи маленьких хрустальных шариков заполонили собою воздух. Гневной статуей, памятником самому себе окаменел Якобс, сжимая в воздетой над головою руке гигантскую дубину…
Время остановилось, и лишь шестеро сильнейших детей Шиллен все так же неторопливо и уверенно разрезали застоявшийся воздух, неся с собою смерть и разрушение…
Мильтроэн обессилено упал на колени. Его трясло, из раны на спине снова заструилась кровь. Он измученно завалился набок и с предсмертным безразличием рассматривал удивительную картину.
Тьма съежилась и отступила, ибо сам первозданный Хаос вернулся в мир Аден. Высокий человек, одетый в черные бархатистые одеяния, возник из ниоткуда на пологой вершине холма. Мелкий гравий под его сапогами в считанные мгновения раскалился до ярко-вишневого цвета и распался тлеющими угольками. В руках незнакомца покачивался молот с длинной, крепкой рукоятью.
Светлый рыцарь устало прикрыл глаза. Ему сейчас было все равно, кто или что расплавляло камень в пяти шагах от него. Лишь бы остановить эту бойню. Лишь бы остановить…
Незнакомец повернул голову в сторону Мильтроэна и несколько долгих мгновений изучал лежащего на земле эльфа. В глазах его не было ни бушующего пламени, как у Черного Рыцаря, ни пелены тумана, что заполнял глазницы Серого. Просто пугающая своей бесконечностью пустота.
- Ты призвал меня? – негромко спросил незнакомец. Его голос пронзил саму основу мироздания. По белоснежным стенам Адена зазмеились трещины, на траву посыпалась каменная крошка.
Мильтроэн с трудом сплюнул кровавый сгусток и прохрипел:
- Если ты Грэн Каин… то… я…
Голос светлого рыцаря прервался и сам он замер, невидящим взглядом устремившись в темноту неба.
Грэн Каин медленно подошел и опустился перед эльфом на одно колено. Затем осторожно коснулся ладонью доспеха на груди светлого рыцаря. Металл раскалился, а затем кипящие капли расплавленного железа устремились вверх. Огненными точками они прочертили небо и исчезли за пеленой Тучи. В доспехе осталась оплавленная дыра с острыми гранями.
От пальцев бога заструился темный свет. Кожа на груди эльфа потемнела, на ней четко проступило переплетение кровеносных сосудов. Черная жидкость толчками заструилась по венам.
- Живи, - сказал жестокий бог. – Пока я сам не решу, что с тобой делать.
От его слов лопались камни, а трава на мили вокруг пропиталась ядом. Трещины на стенах Адена углубились…
А затем он выпрямился во весь рост и устремил взгляд пустых глазниц вдаль, туда, где к нему приближались заклятые враги.
Первым летел Антарас. Его закованная в прочнейшую броню морда злобно скалилась, а ураган, рожденный взмахами мощных крыльев, сметал в стороны застывший в воздухе дождь.
- Мафр!
Клич бога Тьмы сотряс землю. На пути Дракона Земли почва внезапно выгнулась горбом, словно огромный пузырь. Изнутри донесся нечеловеческий стон, и в следующий миг нарост оформился в огромную голову. Земляной великан уверенно воздел себя на ноги и пошире расставил руки. На его плечах замерли вросшие в плоть вековые сосны.
Дракон взревел и ринулся на врага. Бог Земли мощным ударом отбросил Антараса в сторону. Дракон извернулся и крепкими когтями выдрал целый клок земли из правого бока гиганта, а в следующий миг они схватились вплотную, кромсая друг друга…
- Паагрио!
Летевший следом Валакас отклонился в сторону, огибая дерущихся. Высокий холм перед ним задрожал. Глухо заскрежетало, и в следующий миг из его пологой вершины выстрелил ввысь огромный валун, а следом взвился брызжущий столб магмы. Огненная кровь земли изогнулась в воздухе и, словно плетью, стегнула Дракона по крылу. Валакас оскорблено взвыл и ринулся на обидчика…
- Сейя!
Капли дождя разметало в воздухе могучим смерчем. Изогнувшись на широком основании, он, словно гигантским молотом, ударил по Линдвиору, Дракону Воздуха. Мелькнули шипастые лапы и оскаленная пасть, а затем чудовище исчезло в жерле торнадо. Лишь яростный рев, доносящийся сквозь плотные стенки, давал понять, что внутри идет бой титанов.
- Ева!
Хрустальные капли дождя задрожали в воздухе и начали стягиваться друг к другу. На пути Фафуриона возникла водная стена, с медленным треском покрывающаяся льдом. Дракон Воды с размаху ударился о преграду. Брызнули в стороны блистающие осколки льда. Дракон вновь яростно ударил ледяную стену крепкими лапами. Затрещало, и в этот миг водяные струи опутали его, заключив в себя, словно в кокон. Ледяной шар тяжело грохнулся на землю и покатился, подпрыгивая на ухабах.
- Эйнхазад!
Аулакирия, Дракон Света в ярко сияющей чешуе, замер в воздухе. Прямо перед его мордой зависла полыхающая Белым Пламенем звезда. Яростно взревев, дракон устремился на нее. Ослепительная вспышка на миг заполонила все пространство ярким светом. А когда пропала, то ни дракона, ни звезды больше не было.
Грэн Каин перехватил молот. Оставался лишь Скельт, Дракон Тьмы. Бог машинально прикоснулся к плечу. Там, под одеждой смертных, до сих пор оставался безобразный рубец, оставленный острыми когтями Дракона.
С легким хлопком Бог Тьмы исчез. И снова появился, уже на загривке врага. Миг, и молот с отвратительным хрустом впечатался в толстую шею Дракона. Скельт взревел, а грозное оружие Грэна Каина вновь ударило по голове, дробя череп. Еще миг, и огромную фигуру дракона заслонила собою громада Белого Замка Аден.
Пальцы светлого рыцаря дрогнули. По всему телу пробежала судорога. Мильтроэн открыл глаза и недоверчиво всмотрелся в темное небо.
- И помереть спокойно не дадут…
Тяжело опираясь на меч, эльф, поднялся на ноги. Внизу расстилалось поле, усеянное замершими воинами. Мильтроэн отыскал взглядом знакомую фигуру темного эльфа и, морщась от боли в ноге, заковылял вниз по склону.
Один за другим вдалеке исчезали Боги и их противники, переходя для битвы в другое измерение. Что-то легонько стукнуло Мильтроэна по уху. Эльф задрал голову вверх и заворожено смотрел, как одна за другой срывались вниз капли дождя.
- Красиво, - откомментировал он. – Вот так бы всегда, когда под дождь попадаешь. Р-раз, и он застыл! А ты пока спокойно до дома дойдешь… Люблю грозу, но только когда я сижу в тепле, с книгой в руках и стаканом ягодного морса на столе… Черт, какой я невезучий!
Светлый рыцарь зашагал дальше, огибая застывшие фигуры свободных народов Адена. Проходя мимо одной из подземных тварей, он не удержался и с наслаждением приложил ту мечом по хребтине. Лезвие со звоном отскочило, а Мильтроэн, с сожалением вздохнув, продолжил свой путь.
Время недоверчиво отряхнулось от спячки и медленно, словно нехотя, начало набирать свой привычный темп…

Ветер ревел, завиваясь вокруг темного мага в зловещие жгуты. Лармион выбросил перед собою сжатую в кулак ладонь, и от эльфа, раздирая воздух, устремился в сторону подземных тварей шар темной энергии. Ближайшее чудовище опрокинулось на спину. Запахло паленым мясом.
- Осторожно! – крикнул из-за спины Морио. – К нам идет Мильтроэн!
Лармион бросил быстрый взгляд на Якобса. Могучий орк рубился впереди отряда, дробя черепа врагов своей страшной дубиной.
- Ларм!
Темный эльф сердито тряхнул головой.
- Я сам разберусь.
Маг круто развернулся и зашагал навстречу светлому рыцарю. За спиной остались боевые крики сражающихся, лязг металла о металл, а впереди расстилалась выжженная равнина, по которой, сильно прихрамывая, брел Мильтроэн.
Лармион крепче сжал магический посох. Нужно было выполнять приказы. Всего лишь пара слов, и злое заклятие навеки прервет жизнь светлоухого…
Темный маг медлил, нервно перебирая тонкими пальцами по чародейской робе. Что-то внутри мешало. Какая-то часть души цепко ухватила пульсирующий комок сердца и грозила разорвать его, если маг ударит первым.
Когда до Лармиона оставалось не больше пяти шагов, Мильтроэн с трудом выпрямился. Под доспехами было влажно, в сапоге хлюпала кровь. Меч оттягивал руку. Помедлив секунду, светлый эльф просто бросил его под ноги. Поднял взгляд на бывшего друга…
- Здравствуй, Лармион…
- Здравствуй, Мильтроэн, - эхом отозвался темный эльф.
Светлый рыцарь медленно взял болтавшийся на поясе кинжал с узким лезвием. Лармион сильнее сжал посох, когда эльф сделал первый шаг навстречу…
- Как ты мог… - шептал Мильтроэн разбитыми в кровь губами. – Как ты мог..?
- Миль, остановись! Остановись, или, видит Шиллен, я…
- Что? Убьешь меня? Снова? – усмехнулся светлый эльф, делая второй шаг.
Дикий грохот ввинтился в уши. Лармион закричал, прижимая ладони к голове, посох выпал из рук и шлепнулся в грязь. Земля содрогнулась от мощного толчка.
Белый Рыцарь наступил на грудь поверженного противника и упер лезвие меча тому в горло.
- Давай, Клод! – пророкотал Черный Рыцарь. – Сделай это!
Белый Рыцарь медлил, держа лезвие огромного двуручника нацеленным в горло противника, туда, где на стыке доспеха и шлема виднелась незащищенная полоска кожи. Затем он сорвал шлем и отбросил его в сторону.
- Посмотри на меня, брат! – настойчиво сказал Белый Рыцарь. – Хватит! Ты не служишь Шиллен! Не служишь!
Черный хрипло расхохотался. Голос его из-под шлема прозвучал глухо:
- Все мы служим ей, и лишь ее воля – закон для нас! Давай! Перережь мне глотку!
Белый Рыцарь вздохнул и размахнулся для удара. Сверкающее лезвие прочертило огненную полосу в воздухе…
Когда шум в голове отступил, Лармион открыл глаза. И вовремя! Кинжал Мильтроэна с чавканьем вонзился в мокрую грязь, а темный эльф уже стоял на ногах. Магический посох валялся у ног светлого рыцаря. Миль пинком отшвырнул его в сторону и перебросил кинжал в левую руку.
- Кровь за кровь! – рявкнул он, бросаясь на врага.
Лармион увернулся. Лезвие кинжала лишь распороло материю на рукаве магической робы. «Ришка меня убьет!» - мелькнула насмешливая мысль.
- Миль, хватит! – крикнул темный эльф, отпрыгивая в сторону. Глаза его не отрывались от покачивающегося кончика кинжала. – Ты не в себе!
Когда светлый рыцарь занес руку для очередного удара, Лармион внезапно заметил иссиня-черные вены эльфа. Не веря себе, он рванул навстречу, чуть отклонившись от траектории кинжала. Лезвие вспороло пустоту, так и не достав юркого противника, но Ларм уже успел увидеть оплавленную дыру в доспехе и черные пятна на коже Мильтроэна.
- Миль, остановись! – впервые почувствовав страх, закричал темный эльф. – Миль, тобой управляют! Миль!
- Тобой тоже… управляют, - растянул губы в хищной улыбке светлый эльф.
С каждой секундой его движения становились все увереннее. Из разбитой головы больше не текла кровь, а нога перестала напоминать о себе острой болью при каждом шаге.
В смертельном поединке двух бывших друзей внезапно возникли проблемы - в виде фигуры темного мага, спешившего к поединщикам со стороны лагеря народов Адена. Ларм чертыхнулся, узнав по уверенным, скупым движениям Сарториуса.
- Миль, сзади! – заорал он, бросаясь на друга.
Лезвие с треском вонзилось в предплечье темного мага. Брызнула кровь, но Лармион уже успел сбить светлого рыцаря с ног. Заклятье Сарториуса пролетело над головой.
- Миль очнись! – крикнул маг, залепив эльфу хлесткую пощечину. Тот от неожиданности выпустил рукоять кинжала, завязшего в левом предплечье Лармиона.
Сарториус зашептал новое заклинание…
Времени не оставалось, и Лармион пошел на отчаянный шаг. Он ухватил светлого эльфа за горло и торопливо наложил чары яда. Мильтроэн закричал от нестерпимой боли, когда по его венам заструилась новая зараза. Сосуды в глазах полопались, а кожа потемнела, словно он уже гнил заживо. Яд темного мага и отрава Грэн Каина начали борьбу в теле эльфа за право убийства.
Мильтроэн задергался, разбрасывая в стороны комья сырой земли, но темный маг крепко держал его за горло.
- Давай же! – яростно заорал он. – Давай! Клин клином! Давай!!!
Шар темной энергии пробил грудь Лармиона. Тот пошатнулся и медленно опустил взгляд на дымящуюся дыру в собственном теле. Струйка крови зазмеилась от уголка губ к подбородку.
- Сар…то…ри… - прохрипел Лармион, разжимая руку…
Когда Мильтроэн пришел в себя, тело темного мага уже окоченело. Скрюченные пальцы глубоко вонзились в землю. Светлый эльф осторожно перевернул друга на спину и дрожащими пальцами медленно опустил ему веки.
- Прости меня, Лармион… - глухо всхлипывая, выдавил он.
Дождь уже не шел, и даже ветер стих в скорбном молчании. Вдалеке свободные народы Адена бродили по полю страшной битвы среди трупов, отыскивая друзей и командиров, а здесь лишь маленькая фигурка светлого эльфа, склонившаяся над темным… И горький, рвущий душу крик скорби…

@темы: Lineage 2, Мильтроэн, творчество, фанфики

URL
   

Перо и чернила

главная