00:02 

Осколки Прошлого, часть 4

Мильтроэн
Начало новых приключений в мире "Осколков"


ЧАСТЬ ВТОРАЯ


На дальнем конце поля запели боевые трубы. Их чистый, ликующий звук разорвал скорбную тишину, до того окутывавшую победителей. На великолепных конях промчались всадники, с головы до пят закованные в прочнейшую броню. У каждого за спиной трепетали по ветру серебристые плащи с вышитыми звездами, и лишь у ведущего наездника плащ был ярко-алый, как кровь, пролитая сегодня защитниками Адена.
ЛусАведус, на ходу вытирая лезвие кинжала ветошью, отыскал взглядом маленькую фигурку светлого эльфа. Мильтроэн сидел на земле, привалившись спиной к массивному валуну, и невидящим взглядом смотрел в очищающееся небо. Труп Лармиона эльф посадил рядом с собой, и издали казалось, будто темный маг и не мертв вовсе, а просто сел передохнуть ненадолго…
ЛусАведус ухватил Мильтроэна за плечо и сильно встряхнул:
- Хватит сидеть. Тебе пора уходить.
Светлый рыцарь тяжело поднялся:
- Я не уйду, пока…
- И помрешь, как дурак, - перебил его библиотекарь. – Горевать будешь, когда найдется свободная минута. А сейчас – беги отсюда и не оглядывайся. Прибыл король с верными рыцарями. Не думаю, что Его Напыщенное Величество явилось, чтобы дать тебе пряник и погладить по головке за все, что мы здесь устроили.
- Но…
- Лармиона я похороню, как положено, обещаю. Он заслужил соблюдение всех соответствующих ритуалов.
- А ты откуда зна… Ах, да.
- Вот, держи, - сказал ЛусАведус, протягивая рыцарю бесформенно-грязный балахон. – Лучше одень это, а доспехи оставь. В них ты привлечешь ненужное внимание. Боюсь, сейчас королевские войска начнут хватать зачинщиков. Спасайся сам и уведи Белого Рыцаря.
Мильтроэн замедленно кивнул.
- Понимаю. Спасибо, Лус. Но как же ты?
Библиотекарь бледно улыбнулся:
- Выкручусь как-нибудь. Точнее выкрутимся. Мое место рядом с кланом, чем бы это все ни закончилось. А вот тебе надо бы исчезнуть, а то вдруг кто, кроме меня, помочь захочет.
Мильтроэн протянул ладонь:
- Прощай, Лус?
- Прощай, Миль. И запомни – мы с тобой незнакомы.
Светлый рыцарь понимающе кивнул, накинул грязный балахон и, укутавшись в него, словно нищий, зашагал к городским воротам. За спиной осталась груда покореженных доспехов.
Король и взглядом не повел, когда среди окружившей его толпы мелькнул серый балахон какого-то нищего. Да и некогда ему было отвлекаться, ибо в данный момент Его Высочество орало на всадника в простых кожаных доспехах:
- …не можете найти?! Что это значит?!
- Сир, мы обыскали все вокруг мертвого дракона, но нашли лишь это…
Мильтроэн вздрогнул, когда всадник почтительно протянул своему королю обломок меча с массивной рукоятью. Точно такой клинок был в руках капитана аденской стражи, когда тот направлял своего верного дракона в последний полет…
- Где сам этот мерзавец?!
- Сир, мы отыскали лишь множество мертвых подземных тварей, а также разодранный почти надвое капитанский доспех. Но самого тела нет. Оно словно испарилось.
- Испарилось? – изумился король. – Как может тело испариться?
Дальше светлый рыцарь слушать не стал, а энергично заработал локтями, прокладывая себе путь среди изможденных защитников города. Первым делом следовало обшарить все окрестные таверны. Мильтроэн готов был биться о заклад, что однокрылый пройдоха-камаэль уже заливает за воротник в честь победы над Черным Рыцарем. Во всяком случае, Белого Рыцаря нигде не было видно, а это давало надежду на то, что он успел развоплотиться в Stef1k’а и улизнуть от королевских рыцарей.
Белый Город встретил эльфа шумом и криками. Улицы оказались запружены народом, тут и там среди возбужденных горожан попадались раненые воины. Целые толпы устремились к воротам – кто-то чтобы взглянуть на прибывшего короля, иные лелеют надежду отыскать родных и близких, ну а некоторые, как всегда, спешат помародерствовать.
Мильтроэн свернул в один из узких, кривых переулков, которыми изобиловала старая часть города. Покосившиеся, обветшалые стены домов сразу обступили со всех сторон, сдавили грудь так, что стало тяжело дышать. Светлый рыцарь торопливо проскользнул мимо развешанных поперек переулка мокрых тряпок и нос к носу столкнулся со стражником.
Худой воин в пластинчатом доспехе брезгливо повел носом:
- До чего же паршиво от вас, бродяг, воняет. Пошел прочь, пока я тебя не угостил палкой по спине!
Мильтроэн замешкался. Переулок узок настолько, что двое орков не сумеют разойтись. Отступать назад означало вновь возвратиться на запруженную народом улицу, где его могли узнать.
- Благородный господин, - пытаясь говорить с униженной интонацией, выдавил Мильтроэн. – Разрешите пройти старому нищему…
- Еще чего! – возмутился стражник. – Таким как ты место в выгребной яме, бродяга!
Страж неожиданно и очень сильно ударил нищего коленом по лицу. Мильтроэн от неожиданности повалился навзничь, капюшон слетел с его головы.
- Эй, да ты никакой не нищий! Небось вор или разбойник! – завопил стражник, обнажая меч. – А ну-ка, лежи смирно. Сейчас ты у меня отправишься в тюрьму, а там разберемся…
В это напряженное мгновение, когда Мильтроэн уже всерьез прикидывал, бежать ему или сдаваться, из верхнего окна на голову стража обрушился водопад грязной воды, а следом прилетело перевернутое ведро. Оно удачно приземлилось на стальной шлем, заклинив тот наглухо.
- Эй, что за штучки? – жестяным голосом завопил стражник, вслепую размахивая мечом. Острый клинок высек сноп искр из стены, заставив Мильтроэна поспешно отползти подальше. – Именем закона, я…
Закончить ему не удалось, ибо следом за ведром на бедного блюстителя порядка спикировал цветочный горшок. От удара страж застыл, как вкопанный. Через мгновение колени его подогнулись, и он рухнул на землю, как срубленное на корню дерево. Как срубленное на корню дерево с ведром на кроне.
В окне второго этажа мелькнула изящная рука в нежно-розовой перчатке.
- Кто это? – настороженно крикнул Миль, отрывая зад от земли. – Эй, покажись!
Рука призывно поманила рыцаря за собой и исчезла в темнеющем проеме окна.
- Постой! – завопил эльф.
Светлый рыцарь в один короткий прыжок ухватился за оконный проем и повис, беспомощно дрыгая ногами. Грязный балахон, любезно подаренный библиотекарем, зацепился за висящую поперек переулка веревку с грязным бельем. Ругнувшись, Мильтроэн попробовал подтянуться. Балахон его рвения не одобрил. Мильтроэн рванулся снова. Раздался короткий треск, а затем вскрик – это лопнувшая веревка осыпала рыцаря ворохом грязных панталон и мокрых рубашек.
Светлый рыцарь рассерженно сорвал с себя коварную одежду и, выпутавшись из груды белья, молодым козлом скакнул в окно.
Пусто. Невзрачная, бедно обставленная комната. Длинный дощатый стол с парой стульев у стены, массивный шкаф, рассыпающийся от собственной ветхости, да продавленная кровать – вот и вся обстановка.
Пока Мильтроэн настороженно оглядывался, за единственной дверью послышался легкий смешок. Заскрипели половицы.
- Стой! – вскрикнул эльф, метнувшись к двери.
От удара ногой та не открылась, как ожидалось, а внаглую вылетела вместе с куском дверного косяка. Узкий коридор уводил сразу в обе стороны. Справа снова раздался смешок, заскрипела закрывающаяся дверь.
Мильтроэн, на этот раз без криков, в два прыжка оказался рядом, толкнул створку плечом и…
…влетел в объятия улыбающейся камаэльки.
- Hravan? – с расширившимися от удивления глазами спросил эльф. – Как ты…
Хлесткий звук пощечины эхом прокатился по комнате.
- Это – за то, что заставил волноваться! – заявила камаэлька.
- Но я же… - забормотал Миль, ухватившись за пылающую щеку.
- А это – за то, что живой, - с улыбкой сказала камаэлька и страстно прильнула к его губам.
Светлый рыцарь почувствовал, как запылала и вторая щека, а по всему телу волной прокатилось умиротворяющее тепло…
- Милая, - сказал он, когда камаэлька наконец отстранилась. – Что ты здесь делаешь? Ты сейчас должна гостить у родителей.
- Ну вот еще! – фыркнула Hravan. - Сидеть у родителей, когда ты здесь рискуешь своей жизнью? Даже не надейся!
- Тут небезопасно… - попытался увещевать ее светлый рыцарь.
- Я знаю, - живо откликнулась камаэлька. – Поэтому я пришла не одна! Познакомься с моей подругой!
Только сейчас Мильтроэн обратил внимание на массивную фигуру, развалившуюся в кресле в глубине комнаты.
- Это что, и есть твой избранник? – загрохотала оркесса, поднимаясь во весь свой немалый рост. – В кости мелковат, в плечах узковат, и голосок – как у птенца.
- Послушайте, дамочка..! – начал было светлый рыцарь, но тут же умолк, уставившись на внушительного размера зеленый кулак, возникший возле лица.
- Как тебя, такого болезного, кукабарры еще лапами не загребли? Ты смотри мне, рыцарь! Обидишь мою маленькую камаэлечку, я тебя – Ыых! Даже не знаю, что сделаю, но сделаю больно, усек?
Светлый рыцарь нервно кивнул:
- У-усек…
- Да не боись ты! – довольно осклабилась оркесса и с такой силой хлопнула эльфа по плечу, что его вмяло в стену. – Это я шучу так. Давай, знакомы будем! Меня Furiya зовут!
Светлый рыцарь почти с ужасом уставился на протянутую ему ладонь.
- М-миль, - наконец выдавил он из себя.
- Вот и славно, М-миль! – пророкотала Furiya. – Будем дружить! Но про камаэлечку запомни хорошенько, понял?!
Мильтроэн обескуражено кивнул.
- Furiya, оставь мальчика в покое, - мелодично засмеялась Hravan. – Ты его пугаешь.
Мильтроэн и впрямь испугался, когда оркесса отошла вглубь комнаты и принялась со зловещим скрежетом натачивать метровой длины боевые когти.
- Ну и подруги у тебя, - шепотом произнес он.
- О подругах потом, - отозвалась камаэлька. – Ты мне лучше скажи, как докатился до жизни такой?
- Какой? – тупо спросил Мильтроэн.
- Да ты взгляни на себя! Зарос так, что ушей из-за волос не видно! Немедленно постричь!
- Может, это подождет? – вяло попытался возразить эльф.
- Ничего не подождет! И что на тебе за тряпье? Миль, как ты мог так изорвать и запачкать рубашку, что я тебе подарила?
- Да я…
- О штанах лучше вообще не говорить! Тряпки! Их теперь только на выброс!
- Да это…
- И, скажи на милость, в какой канаве ты сегодня валялся? От тебя несет похуже, чем от свиньи! Когда ты мылся в последний раз?
- Эээ… Не помню…
- Горе ты мое, - вздохнула Hravan. – Ладно, сейчас отправимся в ближайшую таверну, помоем тебя, оденем, обстрижем, а ты нам за это время расскажешь, что случилось, пока меня не было.
- Милая, у меня нет на это времени!
- Знаешь что, дорогой, ты как хочешь, но на войну я тебя грязного и обросшего не отпущу!
- И даже не думай спорить! – громыхнула из своего угла Furiya.
Мильтроэн еще раз смерил взглядом ее боевые когти и кивнул…

В таверне было по-утреннему тихо. Мильтроэн облокотился о перила второго этажа и с интересом рассматривал нижний зал. С десяток крепко сколоченных столов громоздились вдоль стен, оставляя в центре место для танцев… или начищения рыл. Это уж, смотря какая крепость у местных напитков.
За дальним столом расположился единственный посетитель. Мильтроэну была видна лишь его худая спина и белоснежные волосы до плеч. На лавке зеленел походный плащ с капюшоном, а у ножки стола примостился пузатый мешок. Утренний гость торопливо насыщался и время от времени как-то чересчур дергано поворачивал голову к входной двери.
Мильтроэн прислушался к исполняемой желудком голодной песне и криво усмехнулся. Пора было подкрепиться.
Рассохшиеся ступеньки противно заскрипели. Посетитель дернулся и обернулся. На Мильтроэна смотрел молодой темный эльф с затравленным блеском запавших глаз. Светлый рыцарь успокаивающе кивнул и направился к широкой стойке.
- Хозяин! – зычно крикнул Мильтроэн и треснул кулаком по деревянному покрытию. – Гости жрать хотят!
Ответом ему был лишь негромкий храп. Мильтроэн приподнялся на цыпочки и заглянул за стойку. Невысокий, коренастый гном в зеленом переднике раскорячился на полу в обнимку с бутылкой. Вчера вечером, когда Hravan выбрала эту таверну для ночевки, хозяин забегаловки лежал точно так же.
Восхитившись про себя такой гномской выдержке, светлый эльф огляделся и нерешительно направился к единственному занятому столу.
- Доброе утро, - вежливо поприветствовал он гостя.
Темный эльф оценивающе оглядел Мильтроэна с ног до головы и, видимо, удовлетворившись осмотром, молча указал на свободное место за столом.
- Благодарю, - сказал светлый рыцарь, усаживаясь рядом с темным. – Вкусно?
- Дрянь, - с улыбкой ответил темный, весело сверкнув карими глазами.
- Мне бы хоть этой дряни… Послушай, эльф…
- Архра! – представился темный, не отрываясь от еды. – Архра К’Хинтелл.
- Миль. Просто Миль, – назвался рыцарь. – Послушай, Архра, не поведаешь секрет? Как ты сумел добиться от хозяина еды в столь ранний час?
- От старого Храпа? – рассмеялся Архра. – Да никак. Он вчера вылакал целую бочку своего пойла. Не думаю, что до полудня его можно добудиться.
- Жрать-то охота, - огорчился Миль.
- Охота, - согласился Архра. – А в этом я тебе помогу. Хадар!
На крик темного откуда-то из-за стойки выскочил немалого размера боевой волк. В два прыжка он пересек зал и обрушился на Архру.
- Хадар! Не сейчас! – завопил темный, пытаясь закрыть лицо руками, а волк, бешено виляя хвостом, старался облизать хозяина с ног до головы.
- Опасное животное, - заметил рыцарь, отстраняясь. – Не загрызет, так залижет.
- Он обычно не такой, - оправдывался Архра, отпихивая лобастую голову питомца. – Просто впервые за неделю наелся до отвала… Хадар! Сидеть!
Волк послушно плюхнулся на задницу. Его огромные янтарные глаза смотрели на хозяина с непередаваемым обожанием.
- Хадар, запомни – это друг, - наставительным тоном сказал Архра, указывая на светлого рыцаря.
Волк счастливо замолотил хвостом по полу.
- Молодец, - похвалил питомца темный. – А теперь иди, покажи новому другу кухню.
Волк с готовностью сорвался с места, пересек зал и остановился у стойки, выжидающе глядя на Мильтроэна.
- Это точно волк? – с сомнением в голосе спросил светлый эльф, поднимаясь с лавки. – Больше похож на серого пса.
- Я порой и сам сомневаюсь, - со вздохом откликнулся Архра. – Но все же это волк.
Кухня, куда привел его Хадар, показалась Мильтроэну скорее винным погребом. Почти все тесное помещение было заставлено всевозможными бочками, вдоль стен расположились стеллажи с бутылками, и только в самом дальнем углу светлый рыцарь обнаружил несколько объемных чанов. В одном из них темнела неопрятного вида каша. В другом болтался суп, на поверхности которого изредка лопались неаппетитного вида пузыри. Решив, что изучение остальных чанов к добру не приведет, светлый эльф схватил почти приемлемого вида поднос с жареным мясом, поставил на него пару бутылок и так, балансируя едой, направился к выходу.
Пока он копался на кухне, в зале произошли существенные изменения. Мильтроэн осторожно опустил поднос на стойку и потянулся к мечу, с которым расставался только во время сна.
Два массивного вида мужика скрутили Архре руки за спиной и держали его на коленях посреди зала. Перед К’Хинтеллом в угрожающей позе замер темный эльф. В его руке зловеще поблескивал кинжал.
Мильтроэн властно опустил руку на загривок Хадара и с силой сжал.
- Тихо, малыш, - негромко сказал он. – Без резких движений…
Темный убийца в это время водил кончиком кинжала у самого лица Архры.
- Ну что, эльф, - с насмешкой в голосе сказал он. – С чего мне начать?
- Начни с себя, - посоветовал ему К’Хинтелл.
- А ты забавный. Какая досада, что ты мой сородич. Никакого удовольствия. Знаешь, эльф, мне почти жалко тебя. Где ты умудрился перейти дорожку Дорну?
- Не моя вина, что у Дорна чересчур нежные ручки, - с вызовом отозвался Архра.
- Я что-то слышал про это… По твоей вине он ходит с перемотанными руками? А ты молодец, парень! Знаешь, а ты мне нравишься! Я ведь не зверь какой. За то, что ты так насолил этому жмоту, я даже сжалюсь над тобой и вместо обоих глаз выколю всего лишь один. Выбирай, правый или левый?
- А в каком из них ты хочешь увидеть свою смерть? Тот и оставляй.
Темный убийца с гримасой ярости взмахнул кинжалом. Короткий вскрик Архры эхом отдался в пустом помещении. На пол плеснула кровь.
- Никогда не дерзи тому, кто держит в своих руках твою жалкую жизнь, - злобно бросил темный убийца, вытирая нож об одежду К’Хинтелла.
Мильтроэн распрямился за стойкой в полный рост.
- Что пить будете? – спросил он. – Пиво или вино?
- А, хозяин… - без интереса в голосе откликнулся темный убийца. – Когда закончу, с удовольствием отведаю твоего вина.
- Вина так вина, - с легкостью согласился светлый рыцарь.
Он швырнул бутыль почти без замаха, а сам перемахнул через стойку и бросился вслед за нею. В тот же миг Хадар, осторожно ползший вдоль стены, кинулся на спины державших его хозяина.
Бутылка с глухим треском раскололась об голову темного убийцы. Обливаясь кровью, он рухнул на груду осколков.
Один из двоих наемников катался по полу, закрываясь руками, а клыки Хадара клацали у самого его горла. Второй, бросив взгляд на меч Мильтроэна, развернулся и выскочил на улицу.
- Трус! – закричал вслед ему светлый рыцарь.
Взгляд его остановился на Архре. Темный эльф морщился, зажимая ладонью располосованное кинжалом предплечье.
- В порядке? – коротко спросил светлый рыцарь.
Архра кивнул.
- Да, спасибо. Будь добр, подай мне из мешка бинты.
Предсмертный хрип заставил обоих обратить внимание на Хадара. Волк с остервенением терзал уже мертвое тело наемника.
- Хадар, хватит! – строго прикрикнул Архра.
Волк с готовностью оставил врага и подбежал к хозяину, усилено махая хвостом.
- Держи, - сказал Мильтроэн, протягивая темному его мешок. – А теперь рассказывай. Всегда так по тавернам ходишь?
- О! – усмехнулся Архра. – Это долгая история…

Сперва из черноты вынырнул потолок. Две несущие балки, старые, как мир, обросли паутиной настолько, что невозможно даже понять, какого цвета они были в лучшие дни. Сам потолок, низкий и обеленный небрежною рукой, внушал даже меньше доверия. Казалось, чихни погромче - и вся конструкция сверзится на голову.
Коэдрэль медленно перевел взгляд на одеяло и удивился. И даже не тому, что одеяло было чистым (хотя встретить чистое одеяло в Эльморадене само по себе чудо), а тому, что оно было украшено вышивкой. По всей поверхности ткани пламенели сердечки и темнели темные эльфики с глазами-пуговками.
Коэдрэль осторожно пощупал голову. Ни шишек, ни царапин. Странно. Темный эльф отчетливо помнил бой под стенами Адена, помнил Гиганта, занесшего над ним молот. И помнил тьму, наступившую после удара…
- Есть тут кто? – громко крикнул Коэдрэль, поднимаясь с кровати.
Комната, в которой он очнулся, являла собой довольно странное зрелище. Оружие на стенах говорило о том, что принадлежала она воину. Доспехи ненавязчиво намекали, что их хозяин – женщина. А вот намалеванные на стенах рисунки в виде маленьких темных эльфов с глазами-пуговками озадачивали.
Коэдрэль медленно опустил взгляд вниз. Одежды на нем не было. Совсем. Эльфа терзали смутные сомнения…
С грохотом распахнулась дверь, и на пороге выросла массивная зеленая фигура с подносом в огромных лапищах.
- Коэ! – прогудел Rugord, шагнув вовнутрь. – Ну наконец-то! Я уж и не надеялся, что ты очнешься.
- Руги, у меня к тебе два вопроса. Первый – где я? И второй, главный – где моя одежда???
Орк немного смутился:
- Видишь ли, какое дело, Коэ… - начал было он.
Вновь хлопнула дверь, и с порога донесся щебечущий женский голосок:
- Ой, а темненький уже очнулся? Здорово как!
Еще никогда Коэдрэль не двигался с такой скоростью, как в этот момент. Орк и рта не успел раскрыть, как темный эльф выдрал поднос у него из рук и моментально прикрылся от неожиданной гостьи. Жареный поросенок, запеченный с яблоками, шлепнулся на пол.
- Коэ! – скорбно возопил Rugord. – Во имя Огня Паагрио, ты снова это сделал! Опять уронил свинку на пол, мерзавец! Ах ты, бедный мой поросеныш… - засюсюкал орк, склоняясь над свининкой. – Этот злой темный эльф тебя обижает? Не бойся, папочка рядом! Иди ко мне, мой хороший…
Пока Rugord плавными движениями осторожно поднимал свинину с пола, а Коэдрль, звеня подносом, мелкими шажками продвигался к спасительному одеялу, на порог шагнула девушка-рыцарь с темными волосами, заплетенными в две аккуратненькие косички. Ее стройное тело облегал крепкий светлый доспех с алыми вставками. Шлем, украшенный победными крылышками, она несла на сгибе локтя, а в другой руке покачивался массивный щит. С плеч ниспадал кроваво-красный плащ.
- Руги! – зашипел темный эльф, барахтаясь в одеяле. – Где моя одежда?!
Девушка-воин на секунду замерла посреди комнаты, словно мраморное изваяние, а затем взорвалась вихрем движений. Щит полетел в один угол комнаты, выбив по дороге поросенка из рук Rugord'а, шлем – в другой. Взметнулся алый плащ, и в следующую секунду рыцарь уже вытаскивала из массивного стенного шкафа аккуратный и чистенький доспех Коэдрэля.
- Вот! Я все постирала, честно-честно! – затараторила она, протягивая доспех темному эльфу. Тот в испуге забился под одеяло с головой. – Там было немножечко грязно, и пятна какие-то странные, но я все отмыла, да-да! А еще погладила! Темные эльфы не должны ходить в мятом доспехе!
Коэдрэль торопливо цапнул доспех и утащил его под одеяло. Ткань заходила ходуном от его усилий одеться, и не высунуться при этом наружу.
- Ой, да ты, наверное, голодный! – спохватилась девушка с косичками.
Она метнулась в сторону орка. Тот как раз поднимал поросенка с пола, как цепкие женские пальцы выхватили свинину из его лапищи и протянули ее в сторону одеяла.
- Вот! Кушай-кушай! Может тебе еще что-нибудь принести?
- Спасибо, - вежливо ответил Коэдрэль, выползая из-под одеяла. Свежевыглаженный доспех смотрелся на нем странно. – Могу я узнать, где очутился?
- Ой, а это мой дом! – радостно защебетала девушка-рыцарь. – Правда, тут немного неприбрано. Я тут бываю редко, правда-правда. Вот и паучки уже на потолке поселились… Но я их сейчас же уберу!
- Постойте! – остановил ее темный эльф. – Ответьте сперва на мой вопрос.
- Ой, конечно-конечно!
Коэдрэль внимательно оглядел ее с ног до головы.
- А как вы относитесь к темным эльфам?
Девушка-рыцарь покраснела:
- Эээ… Да как и ко всем остальным…
- Я вижу… - протянул Коэдрэль, выразительно глядя на лежащий в углу щит. На нем вместо герба был нарисован темный эльф с глазами-бусинками. – Кстати, меня зовут Коэдрэль.
- Райда, - едва слышно пролепетала девушка-рыцарь, отчаянно краснея.

- Я из очень секретной организации! – без умолку тараторила Райда, быстрым шагом продвигаясь по узким переулкам Белого Города. Коэдрэль и Rugord едва поспевали следом. – Мы боремся за мир во всем мире, защищаем слабых и бьем наглые рожи сильным!
Орк невольно скосил глаза на свои мускулистые, перевитые жилами руки, больше похожие на крепкие стволы молодых деревьев, и поспешно спрятал их за спину. А то вдруг еще за сильного примут и морду начистят…
- А сейчас я на очень-преочень секретном задании! – выпалила Райда, глядя на Коэдрэля влюбленными глазами. Темный эльф поежился и увеличил дистанцию между собой и девушкой. – Это мое первое секретное задание! Если я его выполню, то организация…
- Секретная, - подсказал ей Коэ.
- Да-да, то секретная организация повысит меня в звании! Главное, чтобы никто не раскрыл меня, а то плохо будет. Хотя, с такими сильным и смелым эльфом мне почти ничего не страшно…
Коэдрэль промолчал, лишь бросил выразительный взгляд на «маскировку» девушки. Для улицы Райда выбрала неброскую, удобную одежду. Почти ничего не выдавало в ней «секретного агента». Ну, разве что кроме плаща, на котором крупными буквами красовались «А ты записался во Флоранское Ополчение?» и обязательный темный эльфик с глазами-пуговками.
- Руги, мне это не нравится, - шепотом обратился темный эльф к орку. – Как ты вообще додумался оставить меня с нею наедине? Да еще и без сознания?
- А что еще мне было делать? Оно ведь эвона как обернулось – вроде только-только бились плечом к плечу, а через мгновение ты уже валяешься в грязи с пробитой головой! Я вынес тебя с поля боя! Сам!
- Спасибо, - пристыжено поблагодарил темный эльф.
- Да ладно тебе. Для друга и жизни не жалко! А эта девчонка мне по дороге попалась. Как увидела тебя, так сразу заохала. Сказала, что лекарь хороший.
- Вроде и не соврала, - задумчиво протянул Коэдрэль. – Но мне все равно боязно.
Идущая впереди девушка-рыцарь резко остановилась напротив местного трактира.
- То что нужно, - пробормотала она и скрылась внутри.
Друзья переглянулись и, не сговариваясь, направились следом.
Трактир как трактир – множество столов и пьяниц за ними, удушливый дым под закопченным потолком, да сонный хозяин за стойкой. К нему Райда и направилась.
- Что ей тут надо? – удивился орк.
- А Шиллен ее знает, - в тон ему отозвался Коэ. – Присядем?
- Давай!
В это время один из посетителей, на вид крепкий детина с редкими проблесками ума, сидевший ближе всех к Райде, изволил проснуться и отлепить заросшую и помятую рожу от тарелки с кашей. Его мутный взгляд обвел помещение и остановился на самом интересном. Этим интересным оказалась Райда.
- Эй, детка, - прохрипел детина, облапив девушку за бедро. – Не хочешь познакомиться с… ик! Чертово пиво!... настоящим мужчиной?
Райда мгновенно побагровела.
- Ах ты засранец!!! – заорала она, замахиваясь.
Мощный удар эхом пронесся по залу трактира. Посетители замерли и, все, как один, уставились на детину. Тот хватался руками за разбитый нос.
- С-сука! – прошипел он, вскакивая на ноги.
Райда ловко вывернулась из его неуклюжего захвата и почти без замаха саданула коленом пониже живота. Детина взвыл, его огромные ручищи потянулись к девушке, стремясь ухватить.
- Не так быстро, красавчик! – крикнула Райда, ловким пируэтом уходя из-под удара.
Детина тупо уставился на то место, где только что была девушка. Почуяв неладное, он начал оборачиваться, но не успел. Деревянный табурет с треском раскололся об его дубовую голову.
Зал взорвался аплодисментами.
- Это она так поддерживает маскировку и не привлекает внимания, - со знанием дела сказал Коэдрэль.
Орк с умным видом кивнул.
Уже на улице Райда поманила обоих к себе и громко прошептала:
- Вас уже видели со мной, а значит, не отвертитесь! Хотите или нет, но вы должны мне помочь! Мое задание очень важно…
- Для мира во всем мире, знаю-знаю, - протянул темный эльф, саркастически закатив глаза к небу.
- Ну пожа-а-алуйста!
Несколько мгновений друзья глядели в широко распахнутые глаза, готовые вот-вот наполниться слезами, а затем эльф махнул рукой.
- Так и быть. Но только чтобы…
Закончить он не успел, ибо был сметен обрадованной девушкой, обцелован в обе щеки и дезориентирован. Орк тоже подвергся этой атаке, хоть и не с такими последствиями, ибо его рост позволил Райде всего лишь чмокнуть его в подбородок.
- Ой, я так рада!
Друзья переглянулись, и каждый прочитал в глазах другого одно и тоже…


На Флоран медленно опускались сумерки. Поскрипывали в тишине деревянные вывески магазинов, да одиноко завывал ветер у колодца на площади. Двери в дома были заперты наглухо, у многих темнели заколоченные окна.
Три дня назад сюда добрались порождения Тьмы. Их было немного, ведь основной удар Черный Рыцарь нанес по крупным городам, и потому Флоранскому ополчению удалось дать отпор.
Бой произошел перед главными воротами. Когда последняя тварь издохла от удара алебарды, ополченцы сволокли тела в огромную кучу за деревней и подожгли. Удушливый дым возносился к затянутому тучами небу и там рассеивался под порывами ветра. Ополченцы молча смотрели на огромный погребальный костер. Тогда они еще не знали, что это только начало.
На следующую ночь Ополчение поднялось по тревоге. Они стояли на деревянном частоколе, опоясывающем деревню, и наблюдали за Дионом. От городских ворот по главной дороге продвигалось факельное шествие. В ночном воздухе далеко разносились зычные окрики, лязг железа и грохот марширующих солдат.
Без объявления каких-либо требований герцог Диона сэр Эштон окружил городскими войсками Флоран и начал осаду.
К концу подходили уже вторые сутки молчаливого противостояния. Горстка ополченцев, не смыкая глаз, наблюдала за войском сэра Эштона. Осаждающие разбили вокруг деревни четыре походных лагеря. Сейчас там вовсю горели костры, и до дозорных доносились громкие песни солдат.
В штабе Ополчения, за широким дубовым столом сидел широкоплечий, темноволосый мужчина в крестьянской одежде. Он внимательно всматривался в разложенную перед ним карту Флорана и окрестностей. Кажется, мысли, что одолевали его, были невеселыми.
Дверь в штаб негромко растворилась, и в помещение неслышно вошла невысокая, коротко остриженная камаэлька. Она остановилась подле мужчины и легонько коснулась ладонью его волос.
- Ивал, не мучай себя, - тихо произнесла она. – Ты не спишь уже третьи сутки.
- Сейчас не время для отдыха, - глухо отозвался мужчина, не отрывая внимательного взгляда от карты. – Что там Эштон?
Камаэлька вздохнула и присела рядом с Ивалом.
- А что с ним станет? Все так же сидит под стенами. Не пойму, чего он добивается?
- Чертов ублюдок! – внезапно прорычал Ивал. – Он знает, что припасов нам надолго не хватит. И людей у нас совсем мало. Если пойдет на штурм, мы и пяти минут не протянем! А тут еще и Райда…
- Ивал, успокойся, - мягко произнесла камаэлька. – Принести эля?
- Сопьешься тут с вами, - проворчал Ивал. – А ладно, чего уж нам терять? Неси свой эль, Наска. И скажи Дюфо, чтобы зашел.
Камаэлька поднялась, легким жестом взъерошила волосы Ивалу и тихо вышла. Командир Ополчения вновь погрузился в тяжелые раздумья.
Спустя несколько минут вновь растворилась дверь, и лунный свет обрисовал на пороге штаба фигуру камаэля. Однокрылый был довольно высок, с холодным, надменным лицом и фиолетовыми волосами, затянутыми в хвост на затылке.
- Дюфо, что там Эштон? – не оборачиваясь, поинтересовался Ивал.
Камаэль медленно, с достоинством прошел к столу, опустился на свободное место и лишь после этого заговорил ледяным голосом:
- Осаждает. Ни штурма, ни диверсий, ни попыток проникнуть в деревню. Он словно выбрался на природу на пикник. С войском.
- Эштон тварь хитрая, - задумчиво протянул Ивал. – И просто так даже задницу не почешет. Если не идет на штурм, то какого беса нас обкладывать? Мы, чай, не замок.
- Думаю, он боится идти на штурм, - тем же ледяным тоном ответил Дюфо.
- Боится? У него две дюжины рыцарей и пять сотен мечей в отряде! А у нас и двух десятков не наберется, из которых один поэт, двое еще сопляки совсем, а Райда…
- Райда вернется, - холодно прервал его Дюфо.
- Ох, надеюсь на это. Иначе мы обречены. Но ты не ответил – чего Эштону бояться? Нас?
- Не знаю, - отозвался Дюфо. - Может он боится нас. Хотя это очень глупо при его войске. А может он боится обратного.
- Обратного?
- Боится нас убить. Или кого-то одного из нас...
- Думаешь, среди нас есть человек Эштона? – прорычал Ивал.
- Или кто-то, кто ему очень нужен, – невозмутимо ответил камаэль.
Вошла Наска, держа в руках кувшин с элем.
- Хватит играть в шпионов, - с улыбкой сказала она. – Как дети малые, честное слово.
Ивал мрачно наблюдал, как камаэлька элегантно разлила эль по кружкам.
- Ну, кто скажет тост? – поинтересовалась камаэлька, беря свой стакан.
- Переживем эту ночь, - с ледяным спокойствием произнес Дюфо и залпом опрокинул в себя эль.
- Переживем эту ночь, - эхом откликнулся Ивал.
Наска со вздохом пригубила напиток.
- Не будьте пессимистами, мальчики. Кто не верит в лучшее, тот, конечно, оказывается по уши в худшем…
- Как мы, - мрачно пошутил Ивал.
- Вовсе не как мы. Давайте я вам расскажу одну историю, которая приключилась с моим знакомым много-много лет назад. Это было в Гиране, весною, когда цвели цветы на склонах зеленых холмов, а…
Дверь с треском распахнулась, и в штаб ввалился возбужденный камаэль.
- Там… там… - подпрыгивая от нетерпения, заорал он.
Ивал вскочил, опрокинув стул. Алебарда, что до сей поры стояла на оружейной стойке возле стола, мгновенно оказалась у него в руках.
- Что там, Санрит? Штурм?!
- Неее… Там гонец! Здоровенный такой рыцарь, весь в броне и на лошади. У него еще белый флаг в руках!
- Белый флаг? – нахмурившись, процедил Ивал.
- На лошади? – удивилась Наска. – Это очень редкие животные. Видимо, гонец из влиятельных особ.
Дюфо молча поднялся и направился к выходу.
- Ну, посмотрим, что там за гонец, - мрачно произнес Ивал. Алебарда в его руках зловеще качнулась…

Перед воротами в кругу света от факелов гарцевал на вороном жеребце рыцарь, с головы до пят закованный в снежно-белый доспех. Опущенное забрало в виде медвежьей морды отбрасывало угрожающие блики. По спине всадника ниспадал темный в ночи плащ. В левой руке покачивался щит с замысловатым гербом, а правой парламентер сжимал древко трепещущего по ветру белого флага.
- Вот этот! – возбужденно говорил Санрит, тыкая пальцем в сторону рыцаря.
С вершины сторожевой башни лагерь Эштона просматривался почти насквозь. Пригибаясь, чтобы не стать легкой добычей лучников, Ивал, Дюфо и Наска по очереди вскарабкались по крутым ступенькам на смотровую площадку.
Заметив движение на вершине башни, рыцарь развернул коня в ту сторону.
- У меня послание от сэра Эштона предводителю Флоранских мятежников!
Из-под опущенного забрала голос шел глухой и хриплый, словно горло парламентера сжимала невидимая рука.
Ивал поморщился, как от зубной боли, и строго прикрикнул:
- Эй, рыцарь! А со своим Эштоном также с закрытой мордой разговариваешь?
Парламентер не шелохнулся, лишь его конь нетерпеливо ударил копытом влажную землю.
- Если среди вас есть воины, возведенные в рыцарское достоинство, - пробасил рыцарь. – То пускай они назовутся, и я открою перед ними свое лицо! Выполнять же требования черни ниже моего достоинства!
- А он напрашивается! – весело крикнул Санрит. - Воевода, разреши, я ему булыжником по железной башке…
- Санрит! Не смей! – строго одернула молодого камаэля Наска. – А ты, Ивал, держи себя в руках. Если Эштон прислал переговорщика, значит, атаковать нас не собирается…
- А может наоборот, отвлекает внимание перед штурмом, - с ледяным спокойствием вставил Дюфо.
- Подождите… - попросил Ивал, хмурясь. – Вы меня совсем запутали… Дюфо, кто охраняет северные ворота?
- Фаллив.
- Что? Певец на воротах?! Вы совсем с ума посходили?
- Зато в случае нападения он будет кричать достаточно громко, - невозмутимо ответил Дюфо.
Парламентер внезапно размахнулся и коротким, резким движением швырнул белый флаг в сторону ополченцев. Древко со свистом пронзило ночной воздух и вонзилось в стену всего на ладонь ниже смотровой площадки.
- Мое терпение подходит к концу! – прогудел парламентер, ухватив поводья. – Если вы трусливо, как крысы, попрятались в свои норки, то так тому и быть! Я вернусь к герцогу, и передам, чтобы начиналась бойня!
- А ну стой! – властно крикнул Ивал. Глаза воеводы с яростью вперились в одинокого всадника. – Говори свое послание.
- Давно бы так, – с нотками одобрительности отозвался парламентер. – Слушайте и внимайте, мятежники! Герцог Дионский, сэр Эштон, в своей безграничной милости предлагает вам сложить оружие и выдать для справедливого суда зачинщика сего мятежа! В этом случае сэр Эштон клянется честью, что покаявшиеся будут прощены и ограничатся лишь телесными наказаниями!
- А зачинщик? – поинтересовался Ивал.
- Предводитель мятежников предстанет перед судом самого короля.
- Что-то слабо верится в такие обещания.
- Сэр Эштон предвидел такой ответ! И потому предлагает вам решить исход сражения всего лишь в одном честном поединке! Ваш командир и наш воин сойдутся под стенами Флорана в смертельной схватке, и своим мастерством решат судьбу деревни!
Ополченцы притихли. Все взгляды обратились на воеводу Ивала. Он почувствовал, как ледяные пальцы неуверенности медленно обхватывают сердце.
- Мы дадим ответ через час! – хрипло крикнул воевода.
- Да будет так, – прогудел парламентер. – Но знай, что биться тебе придется с лучшим мечом Диона!
Рыцарь подобрал поводья и направил коня в сторону походного лагеря. Ивал, не двигаясь, смотрел ему вслед до тех пор, пока за спиной не раздался неуверенный голос Санрита:
- Воевода? Каковы будут ваши приказы?
Ивал медленно обернулся и встретился взглядом с Дюфо. В красных глазах камаэля, похожих на два ледяных рубина, было лишь сдержанное одобрение. Дюфо слишком хорошо знал своего воеводу, чтобы спрашивать о его решении.
- Ивал, не смей! – строго сказала Наска. – И себя погубишь, и Флоран не защитишь!
- В странном мире людей слово герцога и рыцаря очень много значит, - холодно заметил Дюфо. – Верно, Ивал?
В багряных отблесках факелов лицо воеводы было похоже на скорбную маску.
- Слово не воробей, - тяжело произнес он.
- Не смей, слышишь?! – крикнула Наска, топнув ногой. – Ты слышишь меня?!
Ивал промолчал. В гробовой тишине воевода спустился с дозорной башни и медленно, неуверенной походкой направился к штабу. Наска хотела броситься за ним, но Дюфо мягко удержал ее за руку.
- Пустое, - произнес он, и чуть ли не впервые в его голосе прозвучало что-то, отличное от обычного ледяного спокойствия.
- Да он же балбес! Великовозрастный болван! Он так и выйдет, против лучшего мечника Диона со своей старой алебардой! Ты что, хочешь смотреть на его смерть со стены?!
- Я пойду, посмотрю, как там у Фаллива дела, хорошо? – пискнул Санрит и почти бегом припустил через деревенскую площадь.
Дюфо проводил его взглядом, продолжая держать Наску за руку, а затем взглянул на нее в упор.
- Ивал – крепкий орешек. А еще великий упрямец. Так что сейчас лучшим выходом будет просто вера в воеводу.
- Да ты просто сухарь, - почти с отвращением произнесла Наска. – Отпусти меня!
Дюфо послушно разжал пальцы. Камаэлька демонстративно резко развернулась и начала спускаться, с силой стуча толстыми каблуками по ступенькам. Дюфо молча наблюдал, как она быстрым шагом пересекла площадку перед башней. У самого штаба Наска на мгновение остановилась в нерешительности, а затем, пересилив себя, пошла дальше. К северным воротам.
Во взгляде, которым провожал ее камаэль, теплился огонек неведомого чувства…

Тюрьма Белого Города была гораздо древнее, чем сам Белый Замок. Ее извилистые, запутавшиеся во мраке каменные коридоры видывали многое из того, о чем простой народ и не догадывался. За крепкими железными прутьями умирали и мелкие воришки, и знатные полководцы, и даже короли.
Длинный, извилистый коридор, выложенный из потрескавшегося кирпича, зарождался у обветшалой сводчатой двери с проржавевшими засовами. Об этом потайном входе мало кто знал, потому трое стражей, приставленные для охраны, проводили все дежурство у теплого очага в караулке за углом.
Три железных шлема висели в ряд на вбитых в стену крючьях. Стражники, разместившись за массивным, широким столом, лениво переговаривались.
- Как считаете, правду говорят, будто бы король собирался отдать Аден без боя в подарок Черному Рыцарю и его мерзкой богине? – шепотом спросил самый молодой из троицы, юноша лет двадцати пяти, с редкой козлиной бородкой и бегающими глазками.
- Не мели ерунды, парень, - раздраженно откликнулся его старший товарищ, наполовину седой, с грубым, обветренным лицом. – У королей дела королевские, вовсе не для твоего умишка.
- Но говорят же…
- Бабы много чего говорят, - усмехнулся седой стражник. – Даже шепчутся, что, мол, сам король и есть Черный Рыцарь. Да только сказки все это.
Третий охранник, высокий, с надменным лицом и сонным взглядом, произнес, ссыпая кости в стаканчик:
- Меньше знаешь – крепче спишь. По мне, так пусть король хоть самой Шиллен станет. Пока за свою работу я получаю золото – мне плевать на то, откуда оно берется. А ты, малец, если и дальше будешь на каждом углу распускать слухи, закончишь службу не в своем огромном доме, окруженный детьми и внуками, а на виселице.
- Да я и не распускаю ничего! – возмутился юноша.
- Уверен? – с насмешкой спросил седой стражник. – Смотри, не забывайся. Был хоть раз в карауле при виселице? Нет? А я бывал. Зрелище не из приятных. Особливо, когда приговоренный вор или разбойник не ломает сразу себе шею, а остается болтаться в петле, как кукла на веревочке, пока не задохнется. Один, на моей памяти, дергался так долго, что веревка не выдержала и лопнула…
- И его отпустили? – с надеждой спросил молодой, подаваясь к рассказчику поближе. – В моей деревне рассказывали, что, если петля обрывалась, то это считалось волей богов и висельника отпускали с миром.
- Глупый ты еще, - снисходительно произнес седой страж. – Может, в вашей деревне так и делалось. А тут тебе не мелких воришек вешают, чтобы отпускать из-за гнилой веревки. Нет, дружок, того беднягу сразу закололи копьями. Так что помни, парень – боги, они далеко, а вот король куда как ближе…
- Верно, - подтвердил третий стражник. – Так что, может, в кости перекинемся?
И, для наглядности, он потряс в воздухе стаканчиком с костями.
- Вот это дело, - одобрил седой страж.
Увлеченные игрою, охранники не заметили, как в темном углу, куда не доставал отсвет очага, шевельнулась неясная тень. Тускло блеснул на миг краешек начищенной стали.
- Ничего-ничего! – храбрился молодой стражник, яростно тряся стаканчик с костями. – Сейчас я вам покажу, как играют в кости у меня в деревне!
Сухо простучали игральные кубики по поверхности стола. Трое стражей склонились над ними, едва не сталкиваясь лбами. В этот момент из темного угла на освещенное пространство неслышно шагнул высокий темный эльф с белоснежными волосами до плеч. Правое предплечье его было замотано бинтом, в левой руке тускло блестело навершие меча. Само лезвие оказалось обмотано тряпками.
- Двадцать! – радостно воскликнул молодой стражник. – Я победил!
- Я бы не спешил с такими выводами, - прошелестело у него над ухом.
В тот же миг острое лезвие коснулось горла молодого стража. Тот оцепенел, боясь даже шелохнуться. Его напарники разом вскочили. Седой потянулся к мечу на поясе, но темный эльф осуждающе покачал головой.
- Вы же не станете жертвовать жизнью своего товарища. Лучше аккуратно положите мечи на стол, так, чтобы я их видел.
Дверь за спиной темного эльфа с легким скрипом отворилась, и внутрь шагнул светлый эльф с изящным клинком в руке. Он выцепил взглядом двух опешивших стражей и со вздохом рубанул мечом воздух.
- Оружие на стол. Броню тоже. И не вздумайте кричать.
Под его суровым взглядом стражники нехотя разоружились и начали раздеваться. Темный эльф отступил на шаг назад, не переставая держать клинок у самого горла молодого стража.
- За нападение на королевскую стражу вы заплатите кровью, - процедил седой страж, буравя ненавидящим взглядом темного эльфа.
- Я уже сполна заплатил кровью, - спокойно отозвался светлый рыцарь. – Вчера, под стенами Адена, я видел настоящий ад. Так что лучше не злите меня.
- Он настоящий зверь, даром, что светлый, - с полуулыбкой подтвердил темный эльф.
Когда оружие и броня стражей оказалась на столе, седой страж процедил сквозь зубы:
- Ну и что вы теперь будете делать?
Светлый эльф вместо ответа отступил в сторону. В и без того тесное помещение вошли сразу двое: высокая, мускулистая оркесса со страшными боевыми когтями, и изящная камаэлька с острой рапирой.
- Ну что, ребятушки, доигрались? – пророкотала оркесса. – В кости на посту, эх вы! Да я бы на месте вашего начальства за такое безобразие, знаете, что с вами сотворила? Ы-ых!
Голые стражи в страхе попятились от наступающей на них грозной оркессы. Темный отнял клинок от горла стражника и резким, точным движением саданул того в висок. Юнец сразу обмяк и бессильно повис на руках эльфа.
- Ну что, приступим? – спросил у спутников светлый рыцарь. За его спиной оркесса двумя мощными пинками отправила остатки стражи в долгий и глубокий нокаут. – Всего три комплекта брони, так что ты, Furiya, останешься охранять этих орлов.
- Ишь ты, - удивилась оркесса. – Такой мелкий и хилый эльф, а говорит дельные вещи.
- Furiya, не смейся над ним, - укорила подругу камаэлька. – Миль, а ты уверен, что Stef1kа держат именно в этом подземелье?
- Я не уверен, - честно признался светлый рыцарь. – Но доверяю нашему новому другу.
Темный эльф деловито и быстро снимал доспех с молодого стража. На слова Мильтроэна он откликнулся, не поднимая головы:
- Я сам видел, как высокого камаэля провели под охраной через полгорода и затащили в тюрьму. По дороге он шутил и предлагал эскорту сыграть в кости на свое освобождение.
- Stef1k! – в один голос воскликнули Миль и Hravan.
- Нельзя мешкать, - сказал темный, поднимаясь на ноги. – Из тюрьмы для вашего друга есть только один путь – на виселицу.
- Ты прав, Архра, - посерьезнел Мильтроэн. – Нужно спешить…

По запутанному подземелью они пробирались со всей осторожностью, на которую были способны. Маскировка маскировкой, но и ушки на макушке держать стоило. Тем более сейчас, ведь совершенное ими преступление определенно тянет на виселицу.
Когда за очередным темным поворотом послышались шаркающие, неуверенные шаги, Мильтроэн остановился и приложил палец к губам. Архра понимающе кивнул и неслышно шагнул в сторону, на ходу медленно вытягивая меч из ножен.
- Hravan, - прошептал светлый рыцарь. – Если что, прикроешь сзади.
Камаэлька молча кивнула и опустила изящную ладонь на эфес рапиры.
Сперва из-за поворота показалась рука в латной рукавице, заляпанной кровью. Она крепко ухватилась за изгиб стены. Под железными пальцами древний камень захрустел и комками осыпался на пол.
Стражник с усилием подтащил себя к повороту и с металлическим лязгом рухнул под ноги опешившей троице. Весь его доспех представлял собой одну сплошную вмятину. На железе запеклась темная кровь. Густые, почти черные капли вырывались из-под сползшего набок шлема. Несчастный с усилием приподнялся на руках и с надеждой всмотрелся в стоящие перед собой фигуры.
- Слава Эйнхазад… – прохрипел он. Слова выходили из него с негромким бульканьем. Стражник скривился и с трудом выплюнул на пол сгусток крови. – На нас… напали…
Камаэлька шагнула вперед, оттолкнув замешкавшегося Мильтроэна, и присела перед несчастным на колени.
- Ты сильно ранен, страж. Тебя бы к лекарю…
- Миледи? – удивился раненый. – Не ожидал… увидеть даму на такой службе…
- Миль, Архра! Не стойте же столбом, помогите ему!
Темный эльф не шелохнулся, лишь задвинул наполовину обнаженный клинок обратно в ножны. Светлый рыцарь с сомнением качнул головой:
- Долг стража всегда оставаться на своем посту, какие бы беды его там не ожидали!
- Миль! – с досадой воскликнула камаэлька. – Да что ты…
- Он прав, миледи… - прохрипел стражник, с усилием поднимаясь на ноги. Hravan бережно поддерживала его под руку. – Нам нужно поспешить и остановить нападающих…
Стражник вежливо, но с предельной твердостью отстранил руку камаэльки и, морщась от боли, похромал в обратную сторону. Мильтроэн и Архра обменялись многозначительными взглядами.
- Ну чего вы ждете, - прошипела камаэлька. – Оделись в стражников – так и ведите себя, как стражники!
И, не дожидаясь ответа, она зашагала за раненым, гордо запрокинув голову.
- С такими женщинами и враги не страшны, - двусмысленно заметил Архра.
Два эльфа, светлый и темный, настороженно двинулись вслед за камаэлькой, не убирая ладони с рукоятей мечей. Тусклого света факелов едва хватало, чтобы вычленить из густой черноты редкие пустые ниши в стенах.
Еще один поворот извивающегося, как змея, коридора, и перед путниками открылась страшная картина. Двое стражников застыли в неестественных позах на полу. Мертвые глаза невидяще устремлялись в черноту потолка. Кровь уже не стекала из перерезанных глоток на залитый красным пол.
- Кто это был? – с сочувствием спросила Hravan, видя, как мучительно искривилось лицо раненого воина.
- Один из… этих…, - процедил стражник. – Темный эльф… Он так ловко орудовал кинжалом… Они даже не успели сообразить, что случилось, как были уже… мертвы.
За следующим изгибом каменного тоннеля открылась самая настоящая мясорубка. Тела стражников были навалены бесформенной грудой, доспехи расплющены от ударов чем-то огромным и тяжелым. Архра насчитал четыре шлема.
- Это был орк… - с горечью в голосе произнес стражник. – Огромный такой. С боевым молотом наперевес. Он просто смел нас, как ветер сметает сухие листья… Мои вмятины на доспехах… от него…
Hravan сочувственно положила ладонь на плечо раненого. Мильтроэн нервно огляделся. В его руках светилось в отблеске факелов изящное лезвие меча.
- Темный эльф с кинжалом и орк с молотом, - пробормотал светлый рыцарь. – Неужели это те, о ком я подумал?
Еще один поворот, и коридор устремился вперед, прямой, как стрела. Мильтроэна передернуло от вида изрубленных трупов, устилающих ход по обе стороны. В дальнем конце тоннеля смутно виднелся темный провал. Массивная дубовая дверь выломана могучим ударом.
- А это кто сделал? – спросил светлый эльф, зажимая нос. Над запекшейся кровью уже начинали гудеть отвратительные зеленые мухи.
Стражник зябко повел плечами, словно спертый воздух внезапно показался ему ледяным. В голосе раненого прозвучали нотки откровенного ужаса:
- Никогда… Никогда еще я не видел, чтобы простая женщина сражалась с яростью и силой медведя… Это была дева-рыцарь… От ее острого клинка погибло больше, чем от ножа и молота ее спутников…
- Человек? Да еще и дама? – нахмурился Архра.
- Женщина? – удивился Миль. – Хм, похоже, это все же не те орк и эльф, на которых я сперва подумал…
Стражник, опираясь на стену рукой, неуклонно приближался к выбитой двери.
- Что там, впереди? – участливо спросила его камаэлька.
- Там… держали королевского пленника. Какого-то камаэля… не знаю. Я заступил в караул пару часов назад. Знаю только, что его называли мятежником.
Архра и Мильтроэн обменялись многозначительными взглядами.
- А в кости этот камаэль не предлагал тебе сыграть? – осведомился светлый эльф.
- Откуда ты знаешь? – хмуро спросил стражник.
- Да так… Был у меня один знакомый камаэль-игрок…
- Да, этот парень предлагал сыграть в кости. Всем предлагал, но нам строго-настрого запретили с ним разговаривать. Боялись, что подкупит нас и сбежит, – раненый воин горько усмехнулся. – Да вот только его дружки-бунтовщики добрались сюда раньше королевского правосудия…
«Дружки-бунтовщики» озадаченно переглянулись. Кем бы ни были неожиданные спасители Stef1kа, они явно вызволили его с какой-то целью. Хорошо, если просто выразить благодарность за спасение города. А если нет?
В просторной камере оказалось пусто. Каменный мешок без единого оконца, в дальнем углу брошен тюк соломы вместо спальника. Светлый эльф снял со стены факел и внимательно осмотрел каждый закуток.
- Что-то интересное? – поинтересовался Архра, не спуская настороженного взгляда с раненого стража.
Мильтроэн молча показал ему бархатный мешочек с завязками. Внутри глухо постукивали игральные кости.
- Благодарю вас, миледи, за вашу поддержку… - вежливо произнес страж, прижав руку к сердцу. – Боюсь, я так и сгнил бы в путанице коридоров, если бы не наткнулся на ваш караул… А кстати, где ваш отряд несет службу?
Hravan смущенно улыбнулась, лихорадочно пытаясь придумать ответ. К этому стражу она испытывала странную симпатию. Впрочем, женщины всегда жалеют тех, кому здорово досталось от Судьбы-Злодейки.
- Мы служим Эльморадену, - сухо ответил Архра у него за спиной.
Темный эльф одним движением выхватил меч из ножен. Глаза камаэльки округлились, она рванулась вперед, но не успела. С глухим стуком Архра ударил стража в висок, и тот упал на пол, рядом с мертвыми товарищами.
- Что ты творишь! – закричала Hravan, бросаясь на темного эльфа с кулаками.
Архра блокировал ее неумелый удар.
- Мой удар – это детские методы по сравнению с бойней, которая здесь произошла. Так что так было надо, - спокойно, чуточку насмешливо произнес он.
- Ах, надо? – вспылила камаэлька и неожиданно ловко ударила темного эльфа в забинтованное предплечье.
Архра охнул и отступил, хватаясь за рану свободной рукой. Он что-то пробормотал сквозь зубы, но услышал его только светлый эльф. «С такими женщинами и враги не нужны».
- Милая, хватит! – прикрикнул Мильтроэн. – Ты что, хотела, чтобы этот страж сдал нас первому же патрулю? Или попытался зарезать на месте?
- Нет, - неохотно отозвалась камаэлька, гневно сверкая глазами.
- Вот и славно. Архра, сумеешь выследить, куда ушли нападавшие вместе с камаэлем?
Архра медленно наклонил голову.
- Я не следопыт… Но отец многому обучил меня. Думаю, я сумею.
- Тогда не тратим больше времени зря. Веди!


- Тут и заночуем! – объявила Райда.
Приземистое двухэтажное здание таверны уютно помигивало светящимися окнами на фоне медленно темнеющего неба. Девушка легко соскочила с коня и огляделась в поисках коновязи.
- Руги, - обратился темный эльф к другу.
- Чего?
Коэдрэль красноречиво указал орку за спину. Rugord огляделся и с изумлением обнаружил гнома, вцепившегося зубами в его штаны чуть пониже спины. Коротышка смешно болтал ногами и умоляюще шепелявил «Купи адену за реал!».
- Вот паразит мелкий! – в сердцах ругнулся орк, осторожно отцепил барыгу от филейной части тела и, перехватив за короткую ножку, швырнул того через крыши обступивших домов. – Ненавижу Гиран!
Светловолосый камаэль, распластавшийся на конском крупе, обвел компанию мутным взглядом:
- Эта таверна – не лучший вариант, - пробурчал он, вцепившись руками в седло.
- Почему? – удивилась Райда, ведя Стремглава в поводу. – Место тихое, уютное…
Камаэль отчаянно замотал головой.
- Помяни мое слово, сюда мы зря приперлись. Если меня тянет блевать не после таверны, а до нее – это явно плохой знак. А сейчас советую отойти… Буэ-э-э…
Вся троица едва успела отшатнуться, когда камаэль свесился с другой стороны коня. Коэдрэль брезгливо поморщился.
- Зачем он нам нужен? – в который раз поинтересовался темный эльф. – Пользы не приносит, зато уже сожрал все наши запасы еды…
- Не все! – довольно ухмыльнулся орк. – Кое-что я припрятал!
- В свой заплечный мешок? – с улыбкой спросил Коэдрэль. – Тогда разочарую тебя – этот камаэль залез и туда.
Rugord, изменившись в лице, сбросил с плеч изрядно похудевший рюкзак и залез зеленой лапищей вовнутрь. Поиски явно не увенчались успехом.
- Ты мне еще «спасибо» сказать должен, - радостно произнес камаэль, вытирая губы тыльной стороной ладони. – Мясо, которое я съел, явно было протухшим. Если не веришь, можешь сам убедиться. Вон оно, на земле, лежит в той луже, что…
- Верю-верю! – поспешно согласился орк.
За время их спора девушка-рыцарь привязала Стремглава к коновязи и решительно направилась к распахнутым дверям. Коэдрэль и Руги направились следом. Чертыхающийся камаэль сполз с коня и поплелся за ними.
Внезапно, когда до дверей оставалось всего пару шагов, прямо перед четверкой путников, словно из воздуха, возникли два здоровенных орка-вышибалы. От неожиданности Райда вздрогнула и вцепилась в Коэдрэля:
- Ой, мамочки!
Из раскрытых дверей, перебивая музыку и шум питейного заведения, донеслись рассерженные голоса:
- …а я говорю, что орков там нет и не было..!
С легким хлопком вышибалы исчезли, словно проткнутые мыльные пузыри.
- …нет, есть! Просто они внутри..!
Орки-вышибалы снова возникли из воздуха, уже внутри таверны.
- …если бы они были внутри, то ничего бы этого не произошло..!
Новый хлопок возвестил о новом исчезновении.
- …просто они отходили в магазин..!
На этот раз орки появились за спинами путников. Один из них, поздоровее и повыше своего напарника, смачно выругался и, переведя взгляд на четверку друзей, пробурчал:
- И чо стоим? Заходите, не обращайте внимания. Нам так еще долго летать.
Оторопевшая Райда осторожно поднялась по ступенькам и заглянула вовнутрь. Широкий зал, уставленный столиками и стульями. Барная стойка, за которой невозмутимо возвышался орк-трактирщик. Лестница, ведущая на второй этаж, к жилым помещениям. Довершала картину сцена, на которой в этот момент разворачивалось довольно странное представление. Целая толпа орков, обтянутых женскими корсетами, с накрашенными губами и подведенными ресницами, танцевали нечто балетное, изредка потряхивая пачками.
Обалдевшая Райда перевела взгляд чуть левее. Почти у самой двери вяло проистекала драка. Высокий камаэль со сжатыми кулаками покачивался на полусогнутых ногах напротив крепко сбитого человека.
- Раньяр! – воскликнул камаэль. – Я наношу удар тебе в челюсть!
В подтверждение своих слов камаэль медленно поднес кулак к лицу человека и замер…
- Да ладно тебе, Максимаэль, - скучающим тоном проговорил Раньяр. – Я же банально уклоняюсь от твоей атаки.
Человек чуть отклонил голову, и камаэль с огорченным выражением на лице убрал руку.
- Зато ты не учел, что я неплохо боксирую, так что готовься получить по печени… Если она, конечно, у тебя есть, пернатый.
Человек легонько ткнул кулаком в бок камаэлю. Тот на мгновение задумался, а затем с картинным оханьем ухватился за бок.
- А упасть? – тем же скучающим тоном осведомился человек.
- Сейчас-сейчас, - торопливо проговорил камаэль и принялся неуклюже опускаться на пол.
Посреди всего этого балагана металась высокая, аристократичная камаэлька с излишне смазливым личиком. Она размахивала руками и кричала музыкальным голосом:
- Ах, как весело у нас в таверне! Играйте друзья, играйте! Только не забывайте, что о результатах любого вашего поступка сперва нужно спросить у партнера по отыгрышу!
Райда замотала головой и развернулась.
- Ну, что там? – нетерпеливо осведомился темный эльф.
- Э-э-э… Я тут подумала – как прекрасно заночевать такой тихой, спокойной ночью где-нибудь за городом, под раскидистым дубом!
- Под дубом мы ночью дадим дуба. От холода, - возразил Коэдрэль.
- Ничего страшного! У меня есть одеяла! Правда три всего… Придется нам, темненький, под одним спать!
Темный не нашелся, что сказать, только горестно вздохнул и поплелся обратно к коновязи…

@темы: Мильтроэн, Lineage 2, творчество, фанфики

URL
Комментарии
2011-08-31 в 04:28 

Автора опять кто-то достал, судя по окончанию текста. :) Кусочек прикольный, но как-то из атмосферы общей выбивается, может лучше отдельный сатирический рассказ написать, если уж очень хочется?
А про телепортирующихся орков это совсем уже... Я б не рискнул связываться с тем кто может так легко влиять на пространственно-временной континуум.

URL
2011-09-12 в 08:44 

Мильтроэн
В "Осколках Прошлого" и так практически все герои - персонажи реальных, живых людей, только с гипертрофированными характерами. И в рассказе довольно много своеобразных отражений событий мира реального. Так что, в каждоой шутке есть доля... шутки :)
Но за комментарий спасибо :)

URL
2011-09-18 в 14:56 

Господи, и чего этому темненькому не нравится то? По моему очень заманчиво :)
А продолжение будет?

URL
2011-09-18 в 15:04 

Мильтроэн
Будет, никуда не денется. Вот как только, так сразу :)

URL
     

Перо и чернила

главная